Выксунская епархия

Голос через столетие

 

Еще недавно это было одно из столичных общежитий, а сегодня – музей международного уровня. Ничем не примечательная пятиэтажка, только вот окна замурованы. К зданию примыкают огромные деревянные ворота,  от которых веет чем-то тревожным и даже  опасным. Такие ворота встречали всех, кому путь лежал в трудовой лагерь.

Передо мной в здание зашла группа иностранных  студентов, а на выходе  повстречала весело галдящих московских школьников. Думаю, что минут через тридцать  они взглянут  на свою жизнь и на историю нашей Родины  иначе.  Московский «Государственный  музей истории ГУЛАГа» – это место, где жизнь воспринимается по-другому. Судите сами.

 

Пространство неволи

Первый зал музея – «Пространство неволи».  Посетитель музея словно оказывается в тюремной камере площадью семь квадратных метров. В годы массовых репрессий в такие камеры набивали до 20 человек.  Именно в таких условиях  в разные годы содержались Варлам Шаламов, Осип Мандельштам и Александр Солженицын.  В этом зале подлинные  тюремные двери из настоящих лагерей: Анадырь, Магадан, Воркута. Слышны леденящий душу лязг закрывающихся железных дверей и гулкие шаги в пустом коридоре. В «Пространстве неволи»  собраны настоящие предметы лагерного быта – телогрейки, наручники, решетки, железная кровать. На  экране непрерывно демонстрируются видеокадры, снятые на месте бывших лагерей, разбросанных по необъятному пространству Советского Союза.  Хожу по полутемному залу, рассматриваю экспонаты, вслушиваюсь в проникновенную речь аудиогида  и всем нутром чувствую  давящую атмосферу заключения. Всё, пора в следующий зал.

 

Механизм репрессий

А в следующем зале можно изучить сам механизм репрессий. Для этого установлен модуль, вращая колесо которого  можно узнать подробности об истории Большого террора. Под таким названием в историю вошла мощная репрессивная кампания, развернутая Сталиным в 1937-1938 годах.  У модуля «Механизм репрессий» столпились иностранные студенты, на их лицах читалось изумление пополам со страхом. Надо полагать, в своей Европе или Америке они ничего подобного не видели.  А в Москве  ныне воочию можно ознакомиться с некогда секретными документами, раскрывающими методы ведения следствия и места захоронения жертв расстрелов.  Всего за полтора года были арестованы 1 575 259 человек, из которых 681 692 были расстреляны. Тут же на трёх экранах – фотографии и фамилии около 40 тысяч, расстрелянных в годы Большого террора, а также страницы «расстрельных списков» с визирующими подписями первых лиц государства. Лаконичная резолюция красным карандашом «За. И. Ст.» – то есть Иосиф Сталин – обрекла на смерть порядка 45 тысяч человек только в конце 30-х годов. А всего от репрессий пострадали до 12 миллионов граждан Советского Союза.

 

В годы Большого террора  были расстреляны наши земляки – священники Димитрий Шевлягин и Василий Успенский, в разные годы служившие в Спасском храме с. Сосновское. Пытаюсь отыскать в огромном списке родные имена убитых за веру батюшек. Но, к сожалению, этих фамилий там нет.

 

От Соловков до Колымы

Незабываемое впечатление произвела экспозиция «От Соловков до Колымы».  Здесь драматическая история большой страны передается через личные истории людей. Обычные бытовые предметы, пережившие вместе с людьми аресты и ссылки,  становятся символами свободы, памяти о доме и семье, свидетельствами дружбы. Информация в музее не обезличена, за каждой вещью стоит чья-то трагедия. Чемодан и очки, икона и записная книжка, сделанный из консервных банок чайник и самодельная ложка, шкатулка с принадлежностями для рукоделия.  Кто из заключенных занимался рукоделием? Оказывается, был  на карте советской страны  АЛЖИР. К Африке он не имел никакого отношения, это разговорное название расположенного в Казахстане Акмолинского лагеря жён изменников Родины.

 

 

Узницы лагеря и рукодельничали в свободное от каторжных работ время. Женщины есть женщины, даже в суровый быт трудового лагеря им хотелось внести домашний уют.  Сейчас посетители музея с интересом рассматривают кружевные салфетки из АЛЖИРА, вышитые иконы, тряпичных кукол, которых матери делали своим детям.

Ощутить дух того времени помогают видеовоспоминания людей, переживших массовые репрессии. Сегодня они считают своим долгом этой памятью делиться. Это очень важно, ведь споры о сталинской эпохе не утихают по сей день. Казалось бы, архивы рассекречены, акценты расставлены, но и сегодня находятся люди, отрицающие эти документы, отмахивающиеся от них. До сих пор многие говорят: если кто и попал под репрессии, значит было за что.

Попасть в лагеря на долгие годы или угодить под расстрел можно было за вздох о тяжелой жизни, за веру в Бога, за мельницу, на которой работали день и ночь, за слово критики. Людей забирали по ночам,  и больше их никто никогда не видел. Те немногие записки, которые заключенным удавалось передать на волю, полны недоумения и надежды, что скоро ошибка обнаружится и человека выпустят. Я видела эти записки, а еще письма, которые люди посылали из заточения.  Одно из них написано на тряпочке. Автор ни на что не надеялся, но написал несколько слов своим родным, указал адрес  и выбросил тряпочку из  окна товарного поезда,  устремленного  на Соловки. Через несколько месяцев странное письмо дошло до адресата. Оказалось, что неравнодушные люди подобрали его и отправили туда, где весточку очень ждали и уже ни на что не надеялись. А оно  пришло,  и  родной почерк на мятом кусочке ткани  вновь подарил надежду.  

 

Перековка людей

Исправительно-трудовые лагеря  ставили задачу исправления людей, другими словами – их перековку. Одна из стен музея обклеена страницами газеты «Перековка» – известного лагерного издания, с помощью которого пропагандировалась идея перевоспитания заключенных трудом. Интересна и трагична история строительства Беломорканала. Это первый объект в СССР полностью построенный заключенными.  Водный путь в 227 км проложили за 20 месяцев. На интерактивной карте строек ГУЛАГа наглядно представлены 140 крупнейших  объектов лагерной экономики. 

 

                 

 

Дело врачей

На экране плывут черно-белые кадры хроники: огромная очередь мрачных, запуганных людей, пришедших проститься с вождем. Смерть Сталина  пятого марта 1953 года остановила массовые репрессии  по политическим мотивам. За два последующих года было закрыто более 300 лагерей и лагерных управлений. Последний крупный, полностью сфабрикованный процесс периода правления Сталина   вошел в историю под названием «Дело врачей».  Утверждалось, что доктора искажали диагнозы кремлевским  деятелям, убивали их неправильным лечением. Со смертью Сталина дело закрыли, а некоторые проходившие по делу выдающиеся врачи, профессора, академики   еще  многое сделали для советской, в том числе космической  медицины.  

 Казенный стол, стул, несколько железных сейфов. В таких кабинетах и производились многочасовые изнуряющие допросы. От людей требовали признать себя виноватыми, оболгать других. Не всем удавалось выдержать пытки, многие сломились, оговаривая себя и тех, кто рядом. Часть сейфов приоткрыты, другие – наглухо  заблокированы. В каждом из открытых сейфов находятся документы, долгое время хранившиеся под грифом «Совершенно секретно». В них – материалы высших партийных органов и  переписка руководителей партии  с государственными учреждениями. Закрытые сейфы символизируют то, что не все документы пока раскрыты, многие еще хранят запретные тайны 20 века.   

 

 

Посетителям музея предлагается ответить на вопросы и разместить их на стенде.  Один из вопросов  звучит так: «Что нужно сделать сегодня, чтобы прошлое не повторилось завтра?» От ответа на этот вопрос, от нашего осмысления горьких уроков родной  истории зависит наш завтрашний день.   

Многое в нашей стране могло бы сложиться совершенно иначе, если бы не уничтожались понапрасну сотни тысяч граждан, не разрушались семьи, не оставались сиротами дети.   В настоящее время в России проживает около 800 тысяч человек, реабилитированных и признанных пострадавшими от репрессий. Только в Сосновском районе их более ста. 

 

Марина Бригатова.  Фото автора.   При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна.

comments powered by HyperComments