Выксунская епархия

Протоиерей Рафаил Павлович Виноградов (1876-1930)

 

Отец Рафаил родился 25 октября (по ст. стилю) 1876 года в Павлово в многодетной семье дьякона. Его отец Павел Александрович Виноградов служил в павловском Троицком соборе. Он был вторым сыном в благочестивой семье; его старший брат Михаил также выбрал путь священства.

В 1898 году Рафаил Виноградов окончил Нижегородскую духовную семинарию в числе лучших учеников, по первому разряду. Затем один учебный год он проработал в качестве законоучителя старших классов в Сормовской церковно-приходской школе. 26 сентября 1899 года  преосвященным Владимиром (Никольским), епископом Нижегородским и Арзамасским  он был рукоположен в сан священника и назначен настоятелем на отдаленный приход в Ардатовском уезде, село Левашево. Его супругой стала Лидия Викторовна Миловидова, выпускница епархиального женского училища, дочь священника из села Зеленые Горы.

На основании личного прошения к епископу Нижегородскому и Арзамасскому Назарию (Кириллову) 17 июня 1902 года отец Рафаил был переведен на новый приход в село Заскочиха Семеновского уезда (ныне Борский район). К этому времени в его семье подрастало двое сыновей, Николай и Константин.

 

 

Нижегородское Заволжье, известное своими раскольническими скитами, отличалось тем, что здесь были востребованы священники-миссионеры, способные вести дискуссии со старообрядцами.  Господь наградил отца Рафаила даром проповедника и миссионера. Во всех его официальных послужных списках говорится о большом количестве   произнесенных им проповедей как собственного сочинения, так и составленных на основании святоотеческого наследия. Во время службы в Заскочихе отец Рафаил  заведовал церковно-приходской школой в деревне Останкино и состоял членом уездного отделения епархиального миссионерского братства Святого Креста.

За свое ревностное и беспорочное служение при «весьма хорошем поведении» 25 июля 1904 года молодой священник был отмечен первой пастырской наградой, набедренником. Однако по причине болезни его супруги матушки Лидии, для которой Заскочиха, расположенное в болотистой местности, оказалось неподходящим для проживания, отец Рафаил вынужден был вновь просить епархиальное начальство о переводе на другой приход. Кроме того, возможно, Виноградовы решили покинуть Заскочиху из-за смерти их двухлетнего сына Рафаила. Тогда же у них на свет появился еще один мальчик, Алексей.

Около года отец Рафаил служил в  Преображенском  храме в селе Мещерские Горы, недалеко от уездного города Горбатова.  А с 1 сентября 1906 года стал вторым штатным священником Выксунского Иверского женского монастыря. Помимо пастырских обязанностей, отец Рафаил осуществлял функции преподавателя Закон Божия в монастырской школе для девочек.

Настоятельница Иверской обители игуменья Павла (Кокушкина) в 1907 году ходатайствовала о его награждении скуфьей «за беспорочное служение Церкви Христовой». К этому времени в семье Виноградовых родился еще один сын, которого нарекли Димитрием.

 

 

А спустя три года отец Рафаил овдовел. По этой причине в марте  1910 года он вместе с четырьмя несовершеннолетними детьми переезжает в  село Тумботино под Павловым. Благовещенский тумботинский храм был последним местом служения его отца, дьякона Павла Виноградова, скончавшегося в 1894 году. Мать отца Рафаила Елизавета Александровна на момент прибытия его в Тумботино была жива. Она исполняла при церкви обязанности просфорницы, а ее младшая дочь Софья Павловна, сестра отца Рафаила, работала учительницей в местном земском училище. Женщины взяли на себя заботу о детях священника.

Будучи настоятелем тумботинского прихода отец Рафаил занимался и педагогической деятельностью: преподавал Закон Божий в  местном земском двухклассном училище и в аналогичном училище в деревне Щербинка. В июле 1913 он стал помощником благочинного, через год получил новую награду — камилавку.

До революции сыновья отца Рафаила обучались в различных учебных заведениях: старший Николай сначала учился в Нижегородском реальном училище, а затем в Павловской мужской гимназии; Константин — в Нижегородской духовной семинарии; Алексей — в нижегородском духовном училище, а младший Димитрий — в Тумботинском земском училище.  Безусловно, старшие сыновья были намерены продолжить священническую династию, но из-за революционных потрясений 1917 года не смогли завершить духовное образование. Впоследствии  все сыновья отца Рафаила, как и сам священник, претерпели много гонений и лишений от новой власти за свое социальное происхождение.

Когда в 1918 году осуществлялась всеобщая мобилизация в Красную армию, то прихожане выступили с ходатайством, чтобы отца Рафаила не забирали в Нижний Новгород, а оставили на приходе. Но были среди  них и те, которые невзлюбили священника, как и других верующих мирян, помогающих Церкви. Осенью 1919 года павловский милиционер Жуков сфальсифицировал показания одной из жительниц села Тумботино, по которым отца Рафаила и председателя местного волостного исполкома Михаила Лаврентьевича Родионова оклеветали. Следственная комиссия Павловского нарсуда учинила расследование, затем последовал арест обоих. Священника обвинили в дискредитации советской власти, а представителя этой самой новой власти — в контрреволюционных деяниях и пьянстве. В январе 1920 года материалы предварительного дознания направили в Нижегородский ревтрибунал. Однако дело это было возвращено в Павлово, чтобы там произвели более тщательное дознание, так как в ЧК не нашли оснований для привлечения обвиняемых к ответственности и при этом потребовали их освобождения.

В ходе разбирательства показания против отца Рафаила давали даже его сослуживцы по Благовещенской церкви, но сам он все выдвинутые обвинения отрицал:  «...агитацией против Советской власти не занимался, никакого возмущения среди граждан Тумботинской волости не производил. В контрреволюционной деятельности виновным себя не признаю, никогда никого против Советской власти не возмущал и вообще на политические темы никаких разговоров не вел. Вина не пью и не пил, <...> спекуляцией не занимался и не занимаюсь, никаких продуктов незаконно не получал и ни в чем противозаконном или предосудительном не виноват. Все обвинения, изложенные в протоколе милиционера Жукова, вымышлены».

10 февраля 1920 года Народный суд по Павловскому уезду вынес постановление о прекращение дела священника Рафаила Виноградова и М.Л. Родионова  «за недоказанностью события-преступления», а 19 апреля того же года это решение утвердил Нижегородский ревтрибунал.

В 1921 году ко дню Святой Пасхи отец Рафаил был удостоен награждения наперсным крестом с украшениями.

Вновь обвинили его в антисоветской деятельности спустя десять лет. 

18 марта 1930 года отец Рафаил и еще четверо жителей села Тумботино из числа так называемых «бывших буржуев» были задержаны сотрудниками НКВД. Вместе с сельским священником арестовали: Филатова Василия Павловича (1865–1930), до революции являвшегося управляющим местной фабрики по изготовлению металлоизделий братьев Кондратьевых и церковным старостой, а в 1906 году – членом Государственной Думы 1-го созыва; Гусева Гавриила Дмитриевича (1868–1930), бывшего сельского старосту, а в 1920-е годы – председателя церковного совета; Родионова Ивана Вадимовича (1866–1930) — бывшего промышленника, владельца фабрики, Разоренова Алексея Степановича (1877–19…?) — бывшего владельца пекарни.

На основании доносов и клеветы их обвинили в том, что «...в конце 1929 года под флагом церковного совета была создана нелегальная антисоветская группировка. Поставив себе целью организованный подрыв Советской власти путем антисоветской агитации в виде проповедей, а также другими способами, члены этой группы на своих нелегальных заседаниях обсуждали вопросы политического характера. <…> Наиболее активную, открытую антисоветскую деятельность эта церковно-монархическая группировка проявила в январе 1930 года при проработке общественными и советскими организациями села Тумботино вопроса об использовании каменной ограды церкви под щебень, намеченный к постройке больницы».

На допросах отец Рафаил, которого посчитали идеологом церковно-монархической группировки, опровергал все выдвинутые против него обвинения. Он заявлял: «Членом церковного совета я не состоял, но на заседаниях такового постоянно присутствовал. Вопросы были исключительно  церковного характера. Заседания происходили в церкви <...>. О сломке ограды ни церковный совет, ни отдельные его члены никакого разговора не поднимали».

Тумботинского священника обвиняли и в открытой антисоветской деятельности, в том, что он писал следующие заметки антисоветского характера: «Будет ли республика, конституция или другая какая-нибудь форма правления – стойте за Церковь и боритесь. <...> Все формы общественно-государственной жизни крайне несовершенны, во всех много зла…». Кроме этого, в одной из его проповедей прозвучали такие слова: «Враги Церкви убоялись силы Божией, и поэтому всегда нужно быть верными ей».

 Данных высказываний и проповедей священника было достаточно для того, чтобы 6 мая 1930 года  Рафаил Павлович Виноградов решением Особой Тройки ОГПУ  Нижкрая  был осужден по ст. 58-10 УК РСФСР и  приговорен к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией  имущества. Расстреляли отца Рафаила и вместе с ним троих из числа обвиняемых жителей села Тумботина 26 мая 1930 года. Точное место захоронения убиенных неизвестно. По воспоминаниям родственников погибших, расстреляли их в Нижнем Новгороде на кладбище «Марьина Роща». 

На момент ареста отца Рафаила все его взрослые сыновья жили уже отдельно. Старший Николай находился в Москве и работал на заводе техником-чертежником. Константин и Алексей проживали в Павлове, работали в кустарной артели. В самом же Тумботине оставался Алексей, с которым еще в 1925 году священник оформил так называемый раздельный акт, согласно которому отец и сын не имели общего имущества и хозяйства. Несмотря на это, 4 ноября 1930 года тумботинская избирательная комиссия вынесла постановление: «Лишить прав гражданства Виноградова Алексея Рафаиловича как сына служителя культа-контрреволюционера, расстрелянного весной текущего года. Виноградов Алексей Рафаилович до смерти отца имел материальную и духовную связь с отцом <...> Лишить прав гражданства Виноградову Антонину Алексеевну как жену лишенца, находящуюся на его иждивении».

Лишение гражданских прав для членов семьи убиенного священника означало не только запрет на участие в выборах, но и запрет на работу. Такая же политика гонений проводилась и в отношении родственников других расстрелянных в 1930 году жителей Тумботина.  В 1937 году в этом селе, как и по всей стране, произошла еще одна волна массовых арестов и  репрессий в отношение верующих и священнослужителей Благовещенского храма, но имя священника Рафаила Виноградова стоит в этом скорбном списке первым. Память о нем сохранилась не только в казенных архивных документах, но и среди его потомков, благодаря которым мы сегодня можем видеть его фотографии.

В 1926 году от рук воинствующих атеистов трагически погиб родной брат отца Рафаила настоятель Троицкой церкви в селе Бармино Лысковского района протоиерей Михаил Павлович Виноградов. Пока остается неизвестной судьба еще двух его младших братьев: Александра, который до революции служил дьяконом в Рождественской церкви Нижнего Новгорода, а затем в Павлове, и Константина, преподавателя Лысковского духовного училища. Неизвестны судьбы и сестер отца Рафаила — Александры, которая была замужем за нижегородским псаломщиком Александром Фонтановым, и младшей Софии, уехавшей из Тумботина в село Нижний Ландех Владимирской области.        

 

 

Ольга Дёгтева. По материалам комиссии по канонизации Выксунской епархии

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 21/08/2020