Выксунская епархия

Архангельские: чистый след в истории Засережья

 

У меня в руках уникальная фотография. Она сделана более века назад, в Нижнем Новгороде, на Ошарской улице, в доме фон Брина против Черного пруда. Это было  знаменитое фотоателье, которое содержал  один из известных нижегородских фотографов Михаил Хрипков.   Сюда, на Черный пруд, и  приехала молодая чета – Леонид и Анна Архангельские. Юным супругам хотелось запечатлеть на фотографии  момент жизни, в котором они были счастливы. Затаив дыхание, сосредоточенно всматриваюсь в  их лица – красивые, светлые, благородные. Леонида и Анны давно уже нет, но в то же время вот они – волнуются перед объективом, скромно улыбаются, держатся и просто, и торжественно. 

 

 

Эту фотографию в редакцию принесла моя добрая знакомая Валентина Николаевна Лапшина. Ее муж Валерий Викторович – прямой потомок, внук этой прекрасной супружеской пары, сын Ларисы Леонидовны Архангельской (в замужестве Лапшиной).  Мы связались с областным архивом, с научным сотрудником отдела по канонизации святых Выксунской епархии, встретились с потомками священнического рода,  и сегодня   расскажем всё, что нам удалось узнать о судьбе людей, живших задолго да нашего рождения.

Леонид Архангельский родился 21 марта 1879 года в Волчихе Арзамасского уезда, в священнической семье.

 

 

В 1900 году окончил курс обучения в Нижегородской духовной семинарии и связал  свою судьбу с дочерью священника Анной Казаковой. В том же году  епископ Владимир (Никольский) посвятил  Леонида в  сан священника  и назначил в приход села Сурадеево Княгининского уезда.

В 1903 году иерей Леонид Архангельский был перемещен к церкви в честь Рождества Иоанна Предтечи в село Ивановское Горбатовского уезда. Прежде это был приход его тестя священника Евгения Казакова, ушедшего по состоянию здоровья в заштат.  Село Ивановское находится рядом с Оранским мужским монастырем.

Здесь, в трехпрестольной каменной церкви отец Леонид и встретил революционный 1917 год и последующие трудные времена.  Уже в 1922 году батюшке создали невыносимые условия для жизни и служения, и он был вынужден искать другой приход. После долгих мытарств священника  приняли в Хвощевку  Богородского района, где в храме в честь Рождества Христова он прослужил еще восемь лет.  В 1930 году за неуплату налогов протоиерея  Леонида осудили на три месяца исправительно-трудовых работ.

После освобождения из трудового лагеря он оказался на сосновской земле, в Засережье. Здесь, в деревянном храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы гонимый батюшка продолжил свое жертвенное служение. Вместе с ним с женой в Николаевке жила их  младшая дочь Людмила. Их старшие дети – Борис, Сергей,  Лариса и Антонина –  уже имели свои семьи.

Наступил 1937 год. НКВД издает секретный приказ «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов». С августа 1937-го по ноябрь 1938-го в стране были расстреляны 380 тысяч и отправлены в ГУЛАГ 390 тысяч человек.

Мог ли в таких условиях уцелеть пожилой священник из лесной, удаленной  от центра Николаевки?  Нет, не мог. Двадцать третьего октября 1937 года, через два дня после Рождества Богородицы, протоиерея Леонида Архангельского  арестовали. Тройка Горьковского НКВД    приговорила его к 10 годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отца Леонида обвинили в антисоветской агитации, в частности, в том, что он сопротивлялся закрытию храма в Засерёжье.

В памяти матушки Анны Архангельской навсегда  остались ночной обыск в их скромном домике, арест, последнее прощание с самым родным человеком. Куда именно, в какой лагерь отправили отца  Леонида,  мы пытаемся узнать. По нашей просьбе сотрудники комиссии по канонизации святых Выксунской епархии направили запрос в архив МВД, и мы ждем ответа.

После ареста  батюшки приход был ликвидирован. Колокола, еще недавно созывавшие верующий народ на службу, были сброшены, колокольня разрушена. Затем взялись за разграбление внутреннего  убранства храма. По словам краеведа Натальи Викторовны Гусевой, местные жители пытались уберечь иконы, уносили их по домам, прятали от властей.

Здание церкви, в которой прошли последние годы служения отца Леонида,  в советские годы не пустовало. Здесь размещались школа, почтовое отделение, библиотека. В 1994 году помещение сгорело. В 2001 году жители Николаевки и близлежащих деревень на месте бывшей церкви воздвигли поклонный крест.

В той эпохе, кроме темного – арестов, унижений, предательства, есть и много светлого. Прежде всего, это ни с чем несравнимая духовная красота и сила христиан. После ареста протоиерея  Леонида его жена Анна Евгеньевна Архангельская осталась в Николаевке. Матушка и ее пятеро детей еще долго-долго ждали возвращения отца. Все надеялись, что ни в чем не повинного пожилого  батюшку отпустят, вернут в семью. Но чуда не произошло. Шли годы, менялись десятилетия, повзрослели и обрели свои семьи двое  сыновей – Борис и Сергей, и три дочери – Лариса, Антонина и Людмила Архангельские. Все эти годы любовь и веру в этой доброй христианской семье берегла матушка Анна. За ее смирение, трудолюбие и красоту души Господь даровал ей долгую жизнь. Она оставила этот мир в 92 года, воспитав замечательных детей. Род Архангельских продолжили многочисленные внуки и правнуки.

 

 

Согбенной приветливой  старушкой с подожком в руке осталась прабабушка Анна в памяти Веры Мольковой, воспитателя поселкового детского сада «Тополек».

– В ее маленький домок на улице Крупской я всегда бежала с радостью. Сюда прабабушка переселилась из Николаевки, – вспоминает Вера Геннадьевна. – Я не помню ее праздной, она всегда была в трудах, шила и вязала. Из старых, видавших виды  пальто прабабушка шила нам, своим правнукам, теплую и удобную одежду.  До сих пор удивляюсь ее мастерству  и мудрости. Всегда смиренная, спокойная, радостная, она как будто излучала свет.

Вера Молькова  и ее мама Галина Константиновна Лапшина сохранили не только теплые воспоминания о родном человеке, но и сберегли семейные реликвии.

 

 

Среди них иконы, перед которыми молились отец Леонид и  матушка Анна, церковные книги – Евангелие и  Псалтырь, издания русских и европейский писателей. Живой интерес вызывают  и старые фотографии, с которых на нас смотрят лица ушедших в вечность людей. Вот матушка Анна, проникновенный взгляд, длинное платье и темный платок, пряжа и спицы в натруженных руках.

 

 

А вот уже совсем старенькая матушка в окружении внуков, приехавших из Горького. Снимок сделан в День Победы – 9 Мая 1969 года – за год до смерти Анны Евгеньевны.

 

 

Я держу в руках старую рукопись. На ней бисерный почерк отца Леонида, его размышления о Боге, о предназначении человека, о вечности. Эта  семейная ценность помогает потомкам репрессированного священника  хранить   память о прадеде, который завершил свой жизненный путь задолго до их рождения.

 

 

Пока о судьбе погибшего в застенках ГУЛАГа батюшки мы знаем немного, но есть надежда, что мы узнаем, как и где прошли его последние дни.  Время все расставит по своим местам,  и мы постараемся продолжить  этот открытый разговор.

 

Марина Бригатова

Фото из семейных архивов Валерия Викторовича Лапшина и Галины Константиновны Лапшиной

 

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 25/03/2020.