Выксунская епархия

Благословенное место

Благословенное место

В начале ноября группа паломников во главе с епископом Выксунским и Павловским Варнавой совершила 11-дневное паломничество по святым местам Греции. Среди многочисленных объектов паломники посетили древние монастыри Метеорских гор, имеющие всемирную известность. В одном из монастырей – святого Варлаама, или Всех святых, – гостей из России радушно принял настоятель игумен Венедикт. Вначале он вынес из алтаря храма Всех святых главу новомученика Николая, пострадавшего несколько столетий назад от турецких захватчиков, и российские паломники с благоговением приложились к святым мощам. Затем игумен Венедикт провел гостей в небольшую сокровищницу монастыря, где хранятся многочисленные святыни, одной из главных среди которых является десница святителя Иоанна Златоуста.

Небольшого роста, с обычной внешностью, настоятель Варлаамского монастыря в процессе общения проявил необычные духовные дары, прозорливо отметив некоторые моменты, касавшиеся одного из паломников, которые дотоле были ему совершенно неизвестны. Российские паломники остались под большим впечатлением от общения с этим человеком.

В ходе общения между епископом Варнавой и игуменом Венедиктом состоялась беседа, которую мы публикуем на нашем сайте.


Игумен Венедикт: Как вам Греция, владыка?

Епископ Варнава: Впечатлений очень много, хотя мы уже не первый раз в Греции. В частности, на Метеорах второй раз, а на Афоне были три раза.

И.В.: Ну, дай Бог, и мы как-нибудь побываем в России. Пять лет назад мы собирались поехать в вашу страну, но, к сожалению, я заболел (проблемы с сердцем), и визит пришлось отменить.

Е.В.: Надо сказать, у нас, в Нижегородской митрополии, часто бывают делегации из Греции. В частности, совсем недавно приезжали монахи из афонского монастыря Кутлумуш, которые привезли в дар частицу Животворящего Креста Господня и написанную ими специально для Крестовоздвиженского монастыря Нижнего Новгорода Страстную икону – копию чудотворной иконы, которая хранится в их монастыре.

И.В.: Кстати, мы у себя в монастыре принимаем огромное количество туристов и паломников из России. И для нас их приезд – это очень хороший знак, потому что Метеоры были и остаются в Греции вторым крупнейшим монашеским центром после Афона. Русские паломники, как правило, ведут себя очень благочестиво, приезжают сюда не из праздного любопытства, а чтобы действительно поклониться монастырским святыням – мощам и иконам. В отличие от обычных туристов у них другие цели и соответствующее поведение – это очень заметно. В последнее время сюда также приезжает много журналистов и священнослужителей, которые пытаются открыть новые направления в сфере православного паломничества. К слову, несколько дней назад здесь был один епископ с Украины, который приехал именно для того, чтобы понять, что можно сделать для развития паломничества по святым местам Греции.

Е.В.: Без сомнения, этой увеличивающейся волне паломничества русских в Грецию способствовало издание большого количества книг о греческих святых, которые начали издаваться у нас в России с середины 90-х годов прошлого века. Особенно книг о новых святых, которые жили в недавнее время, – старцах Паисии Святогорце, Порфирии Кавсокаливите, Иакове Эвбейском, Нектарии Эгинском. Очень многие православные люди в России прочитали эти книги, прониклись духом истинной святости, носителями которой были эти старцы. У нас очень почитают греческих святых.

И.В.: У нас в Греции тоже есть талантливые переводчики, которые много переводят с русского языка на греческий, в частности книги об Оптиной пустыни, оптинских старцах, о святителе Луке (Войно-Ясенецком). Но стоит заметить, что большое количество туристов и паломников не всегда приносят духовную пользу монахам. Например, самый большой на Метеорах Преображенский монастырь, называемый также Великий Метеор, к сожалению, многие свои площадки отдал под музеи и, как следствие, многое потеряли в духовной жизни. Там практически все открыто для туристов и паломников, которые гуляют, где хотят. В музеи туда едет очень много туристических групп, и из-за этого в монастыре большая суета. Хотя там, конечно, можно посмотреть много исторических раритетов. Что касается нас, то мы в своем монастыре сохранили недоступными для туристов многие уголки, поэтому у нас тихо и спокойно.

Е.В.: Находясь в вашем монастыре, хочется отметить удивительное сочетание, с одной стороны, духовной глубины, которая отражается в местном монастырском пении, духовно наполненных храмовых фресках, и, с другой стороны, высокой эстетичности, с которой это сделано. Здесь очень красиво!

И.В.: Согласен. Во-первых, одно происходит от другого и одно без другого не существует, а во-вторых, мы стараемся в первую очередь, чтобы у нас была правильно организована монашеская жизнь, в частности чтобы весь богослужебный литургический круг совершался у нас каждый день. Поочередно в храме монастырская братия читает часы и совершает богослужения. Несмотря на то что мы должны принимать туристов и паломников, это ни в коем случае не должно отражаться на наших монашеских обязанностях. В первую очередь, у нас есть монастырский устав, и уже во вторую очередь мы воспринимаем наш монастырь как достопримечательное место, которое посещают туристы и паломники.

Е.В.: Все правильно, так и должно быть.

И.В.: Это действительно благословенное место. И такое место, которым невозможно насытиться. Я живу здесь уже 20 лет, и у меня ни разу не возникло ощущение, что здесь может быть как-то неуютно, ни разу не возникло желание куда-то поехать, оставить это место ради чего-то другого.

Е.В.: Мне знакомо такое ощущение. С тех пор как я начал в 2005 году восстанавливать Флорищеву пустынь в Нижегородской области, у меня ни разу не возникло желание покинуть ее, сменить место жительства. У нас в России есть такое понятие, как намоленность, и она сильно чувствуется в святых местах. Ведь все равно святые, которые жили в том или ином монастыре, продолжают о нем молиться, пребывая в небесных обителях.

И.В.: Если обратиться к истории, то до18-го века в Метеорах было 24 монастыря, а в местной деревушке был небольшой скит, который руководил всеми этими монастырями. Эта большая монастырская община во многом напоминала Афонскую республику, но у Метеорских монастырей было больше самостоятельной власти, собственных полномочий и свободы. Монахи жили в атмосфере настоящей любви. Однако это был период турецкого владычества, что накладывало свой отпечаток на реальную жизнь и создавало определенные проблемы. В Греции в целом тогда было непростое время – общего оскудения и обеднения, постоянного разорения монастырей со стороны турецких захватчиков, когда каждый новый правитель из их среды вводил новые законы и порядки. А после того как в начале 19-го века на юге Греции вспыхнуло национально-освободительное восстание, турки особенно сильно стали вымещать свою злобу на тех территориях, которыми владели, – сжигали храмы и монастыри. Кстати, некоторые монахи поддерживали восставших греков и даже с оружием в руках воевали за освобождение от турецкого ига. Все это привело к тому, что до сегодняшнего дня в Метеорах сохраняется всего шесть действующих монастырей.

Е.В.: А у нас в России в 20-м столетии были разрушены практически все монастыри. В такой большой стране остался всего один монастырь, который не закрывался, и только потому, что он оказался на территории соседней республики, которая была независимой от советской власти около двух десятилетий. Представляете, на всю великую Россию один монастырь!

И.В.: Да, это кажется невероятным. Мы, греки, хоть и прожили 400 лет в турецком рабстве, но тем не менее нам удавалось прятаться, скрываться от преследователей. Время от времени нас в чем-то подозревали, разоряли наши святыни, но не было того, чтобы за такой короткий период, как в России, по воле государственных властей было уничтожено практически все церковное наследие. Хотя Церковь и у нас всегда находилась под неким давлением враждебных сил. Ведь есть враг рода человеческого, который постоянно действует против нас, пытается создавать проблемы разного рода. И в настоящее время Греческая Церковь имеет врагов, но они более опасны, чем предыдущие, потому что с большей хитростью подкапывают под основы Церкви.

Е.В.: Мы знакомы с теми событиями, которые происходят в Греции, но и у нас происходит то же самое – плюрализм, толерантность и т.д.

И.В.: Да, нам известны эти проблемы. Когда в России запрещалось все, что связано с христианской религией, а потом людям представилась возможность все это свободно изучать, то в результате возник мощный всплеск интереса к этой проблематике, все захотели об этом узнать. А у нас в Греции люди на протяжении столетий имели православную веру как данность, как некую привычную вещь и в результате стали к ней охладевать. Но мы пытаемся как-то изменить эту ситуацию. И Господь посылает нам некие искушения и препятствия для нашего же блага, чтобы мы, преодолев их, окрепли в вере.

Е.В.: Много ли братии в вашем монастыре?

И.В.: Семь монахов. Но есть и послушники, число которых меняется в разное время. Дело в том, что большинство из тех, кто выбирает монашеский путь в жизни, стремится все-таки попасть на Афон. Понятно, что так думают все в Греции. Представьте, что там сейчас две с половиной тысячи монахов, а два-три десятилетия назад их было гораздо меньше, тогда на Афоне был упадок монашества. В результате Метеорские монастыри в 1974–1975 годах послали в Афонский монастырь Симона Петра 15 монахов, то есть поделились с афонитами, чем могли. Если сравнивать нынешнее количество монахов на Метеорах, то это значительное количество. Можно сказать, что мы в большой мере спасли афонские монастыри.

Е.В.: Можно сказать, вы обнищали ради их богатства.

И.В.: Конечно, ведь Афон имеет для нас исключительное значение, это необычайно важное место должно всегда жить. Мы ни о чем не жалеем, тем более что такова воля Божией Матери. А с другой стороны, мы физически не можем содержать в нашем монастыре много монахов – максимум 10-15 человек. Этого достаточно, чтобы монастырь жил полной жизнью.

Е.В.: У нас примерно такая же ситуация. Есть в России два-три мощных монастыря, куда стремятся попасть многие из тех, кто принимает монашество, и большое количество обителей, которые сейчас только восстанавливаются. Они практически не имеют никакой братии – там проживают два-три насельника. И, как правило, их основывают не опытные духовники, а архиереи, которые назначают игумена, чтобы восстанавливать монастырь. И это объяснимо, потому что до сих пор многие обители находятся в руинах. Общее число монастырей в России примерно достигает 700.

И.В.: Это очень большое количество. Но, по моим наблюдениям, лет 10-12 назад в монастырь приходило спасаться гораздо больше молодых людей. В последние годы происходит сильное обнищание. Сейчас такое время, когда люди получили гораздо больше свободы во многих областях жизни по сравнению с предыдущими поколениями, и молодежь, вырастая в таком духе, потом тяжелее приходит к аскетическому образу жизни.

Е.В.: Согласен. У нас даже появился такой термин, как лайт-православие, то есть, в переводе с английского, облегченное православие.

И.В.: Да, очень тяжело сегодня молодому человеку прийти в монастырь и научиться послушанию настоящему. Диавол нашел новый способ, как отвлечь человека от Господа – через новые изобретения, техническое усовершенствование он отвлекает нас от Господа, от спасения и ввергает в погибель. Но ничего, Господь видит все это и берет из разных мест по одному человеку и посылает их в монастыри, так что, с Его помощью, монашество не обнищает.

Е.В.: Будем на это надеяться. Думаю, должно пройти время, чтобы, например, русское монашество вновь начало возрождаться. Ведь невозможно за 10-15 лет снова восстановить такую духовную мощь, такую традицию. Если уж святитель Игнатий (Брянчанинов) говорил об упадке монашества еще до революции 1917 года, когда были оптинские старцы, то что говорить про нынешний период. Нужно время, пока вырастут новые духовники, новые обители.

И.В.: В то же время старец Паисий Святогорец писал, что наступит такой период, когда в монастырях монахи будут просто зажигать кадила, произносить «Господи, помилуй» и при этом не будут вести духовную жизнь. Такое серьезное будет оскудение монашеской жизни. А Косьма Италийский, святой 18-го века, пророчествовал, что наступит такое время, когда монахи будут жить как миряне, а миряне – как бесы. Хотя он и не указал точное время, когда это пророчество сбудется.

Е.В.: Но это же, в общем-то, зависит от нас – как мы будем совершать свой подвиг, сможем ли отодвинуть наступление этого времени или приблизить его. А в короткой перспективе хотелось бы еще раз посетить ваш монастырь, если нам доведется опять побывать в паломничестве по святым местам Греции и доехать до Метеор. Хотелось бы привезти вам в дар иконы великих русских святых.

И.В.: Самый великий дар – это присутствие епископа, который является особенно важной фигурой в Церкви. Хотелось бы попросить вашего благословения и ваших молитв, чтобы вы поминали нас. Было бы замечательно, если бы вы приехали к нам в воскресенье, чтобы попасть на Божественную литургию.

Е.В.: Я был бы очень рад.

Монастырь святого Варлаама, или Всех Святых


История Варлаамского монастыря начинается в середине XIV века, когда схимник Варлаам поднялся на одну из Метеорских гор и построил здесь несколько келий, а также маленькую церковь, которую посвятил Трем Святителям. Здесь подвижник обитал до конца своих дней в полном одиночестве. Кстати, он до сих пор не канонизирован Греческой Церковью, однако местными монахами почитается как святой. После его смерти келии оставались необитаемы долгие годы.

В 1517 году на гору, где жил Варлаам, поднялись два брата-монаха Нектарий и Феофан, происходившие из знатного рода Апсарадов, из семьи, все члены которой со временем приняли монашество. До этого братья прожили некоторое время в построенном ими монастыре святого Иоанна Крестителя, затем семь лет на столпе святого Иоанна Предтечи в Преображенском монастыре (Великом Метеоре), а на гору Варлаама поднялись с единственной целью – отреставрировать превратившуюся в руины церковь Трех Святителей, которую он построил. Но после восстановления церкви братья остались здесь жить, и постепенно к ним присоединились другие монахи, число которых к середине 16-го века достигло 30 человек.

В своей автобиографии братья Нектарий и Феофан поделились такими мыслями: «Тот факт, что мы какое-то время жили в построенном нами монастыре святого Иоанна Крестителя, не мог не раздражать диавола, для коего невыносимо было видеть, как мы пребываем в мире и согласии с волей Божией... После многих испытаний мы покинули свой дом и при­шли в святой храм Метеоры, ища мира и уединения. Отцы отдали нам вершину святого Иоанна Предтечи, и мы про­жили там семь лет, но потом решили спуститься вниз и поселиться где-нибудь в другом месте, так как места на вершине скалы было очень мало и из-за ветров, пронизы­вавших нас насквозь, мы постоянно болели... Так что отцы не разрешили нам долее там оставаться. Так мы нашли прекрасное, просторное место на вершине, которая нам очень понравилась. Она называлась Варлаам, в честь монаха, жившего здесь в прошлом. Долгое время здесь ник­то не жил, поэтому в 1517 году мы начали строить свой монастырь на руинах старого, от ко­торого оставались лишь следы фундамента и часть алтаря. Среди местных иноков и мирян не было ни одного, кто помнил бы, что здесь кто-либо когда-либо жил. Изрядно по­трудившись вдвоем, мы с Божией помощью восста­новили храм Трех Святителей. Потом, по благодати и благословению Божию, стали приходить и другие иноки, и когда число братии достигло тридцати человек, мы реши­ли воздвигнуть для нужд растущего братства еще одну церковь, больших размеров. Все иноки много и с охотой трудились вместе с нами, и мы построили этот большой храм, посвященный Всем Святым. Он был возведен в 1541 году всего за двадцать дней».

Новая церковь была построена с двумя куполами, по подобию афонских церквей, и стала главным храмом монастыря. Святые Нектарий и Феофан, впоследствии канонизированные Греческой Церковью, хотели сделать этот храм больше и красивее, но не решились, боясь турецких завоевателей. В то время  ходили слу­хи, что султан приказал разрушить все христианские хра­мы. По этой причине они воздвигли не очень большую церковь для богослужений. Они служили в этом храме довольно долго, а потом построили еще один, с прекрасным крестчатым сводом и двумя куполами. Причем братья это сделали за свой счет, вложив в строительство огромный труд и усилия. Они также сумели выстроить кельи для иноков и другие сооружения для улучшения условий жизни в монастыре. Кроме того, монахи Нектарий и Феофан приобрели для монастыря святые со­суды, книги и облачения, а также отдали монастырю свою собствен­ность: земли, поля, виноградники, сады, мельницы, оливко­вые рощи. Со временем они сделали Варлаамский монастырь общежительным, стремясь, как сами указали в автобиографии, чтобы иноки сохраняли чистоту сердца, ис­кренность в отношениях и порядок во всем. Многие исследователи считают, что их монастырь стал первым общежительным на Метеорских горах. До этого ни в одном Метеорском монастыре не действовал общежительный устав. После смерти братьев монастырь продолжал процветать, получая от верующих земельные угодья, виноградники, оливковые плантации и деревни.

В настоящее время в Варлаамском монастыре действуют три храма: в честь Всех Святых, в честь Трех Святителей и в честь святого Иоанна Крестителя. Все они расписаны великолепными фресками, которые неизменно вызывают восхищение у всех посетителей монастыря. Кроме того, местные иноки являются хранителями собра­ния рукописей (всего около трехсот томов), многие из которых украшены прекрасными иллюстрациями, а также прекрасного музея древних церковных предметов. Музей разместился в бывшей тра­пезной. Здесь выставлены небольшие иконы, церковные облачения, вышитые золотом плащаницы, резные деревянные распятия исключительно тонкой работы и священные сосуды. Особую ценность представ­ляет рукописный экземпляр Евангелия, выполненный на перга­менте. Он принадлежал византийскому императору Константину Багрянородному (912–959), и на нем сохранилась подпись вла­дельца.

Большая благодарность за помощь в беседе гиду-переводчику Дмитрию Полухину.

Следующие статьи: Монастырь преподобного Давида Эвбейского

                               Монастырь как раскрытый антиминс   

Текст и фото Светланы Высоцкой. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. Ноябрь 2013 г.