Выксунская епархия

Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...

Кресту Твоему поклоняемся, Владыко...

Мы плохо помним свою историю  и до сих пор живем так, как будто  не было ни красного террора, ни расстрелянных священников. После 1917 года Православная Церковь пережила жестокую волну кровавых расправ.  В  огне  репрессий  сгорело более 40 тысяч нижегородцев. Среди них около трех тысяч церковнослужителей, не считая  простых православных мирян, пострадавших за ревность о вере. Не обошла эта волна террора и нашу Сосновскую землю. В  1938 году  в Горьком был расстрелян наш земляк, священник Василий Успенский. Перед лицом смерти батюшка сохранил верность Богу и своей Родине.

Из поколения в поколение

Василий  Порфирьевич Успенский родился в 1885 году в селе  Глядкове Сосновского района. Его отец Порфирий Андреевич был настоятелем церкви в честь Казанской иконы Божией Матери в Глядкове. Эта утраченная ныне церковь была построена в 1864 году при непосредственном участии отца Порфирия. Умер батюшка в 1915 году, когда страна уже стояла на пороге решительных и кровавых перемен. Служению Богу посвятил свою жизнь и дедушка будущего пастыря – протоиерей Андрей Успенский, который жил с семьей в Павлове.

Благочестивые традиции, укоренившиеся в священнической семье, передавались из поколения в поколение. Жили Успенские в небольшом доме при церкви. Родители с пеленок воспитывали в детях  любовь к Богу. В Василии они с малых лет распознали добрейшее сердце, тягу к знаниям, любовь к молитве.  Мальчик всегда стремился в храм, с радостью прислуживал в алтаре храма, где служил отец. С детства Василий полюбил благолепие православного богослужения. После окончания духовной семинарии  будущий священник  женился на выпускнице епархиального женского училища, дочери церковного дьякона Александре Оболенской. Юная учительница была прекрасно воспитана и обладала душевной щедростью  и милосердием. Кроткий нрав и  чуткость сочетались в ней со смирением и  стойкостью. Успенские  жили  в Сурулове. У них родилось шестеро детей. 

Закончив духовную семинарию, Василий служил псаломщиком в Спасской церкви села Сосновское. После принятия сана священника его направили в  суруловскую   церковь, освященную  в честь Владимирской иконы Божией Матери.  Последние годы служил  в Крестовоздвиженской церкви в Виткулове.  Прихожане любили своего пастыря за исправную службу, мудрые  проповеди, за добрый нрав.

Верность Господу

В 1917 году грянула Октябрьская революция. В январе 1918 года специальным декретом Церковь была отделена от государства. Вскоре отцу Василию довелось лично «познакомиться» с большевиками.

«У вас большая семья, вам будет трудно в новых условиях », – по воспоминаниям племянницы расстрелянного священника Ираиды Васильевны Чеботарь, так говорили отцу Василию Успенскому  следователи, «Отрекитесь от Бога. Вы человек образованный, нам такие люди нужны. Мы строим сейчас новое государство, нам нужны школьные учителя. Мы дадим вам работу, жилье, обеспечим вас всем. Единственной помехой является то, что Вы священник. Откажитесь от этого  и вы все получите».

Советская власть требовала от священника только одного, чтобы он отказался от служения Богу. Отец Василий сделал свой выбор – и начались аресты. На несколько дней заберут – и отпустят, и требовали только одного – отрекитесь  от Бога. Но чем настойчивее требовали, тем тверже становилась вера и верность Господу. В те страшные месяцы семья Успенских голодала. Ираида Васильевна вспоминает, что рассказывала Александра Успенская:  «Только сядем за стол, а в окно стучат, милостыню просят. Батюшка им свой скудный обед - вареную картошку  отдает.

– Вася, а как же ты? – спрашиваю его. Я не хочу, только и скажет».

Приговорён  к расстрелу

 Летом 1937 года гонения на Русскую Православную Церковь усилились и власти приняли решение о массовом аресте священнослужителей.  19 ноября 1937 года сотрудники НКВД   пришли в дом, где жил иерей Василий Успенский, и предъявили ордер на  арест. Батюшку забрали на этот раз навсегда.  Церковный домик, где остались матушка и шестеро детей, обыскали. Пытались найти церковные ценности, да так и не нашли. С пустыми руками уходить тоже не стали. Конфисковали и без того скудное имущество. Не постеснялись стянуть со спящего  малыша   лоскутное одеяльце.  Правда,  один строитель «нового мира»  одернул другого: «Оставь, ребенок все-таки…» Тогда сотрудников НКВД поразило огромное количество книг, которые были у сельского батюшки. Самые ценные книги из библиотеки Успенских, а получился целый воз, они увезли с собой.

Третьего декабря  1937  года тройка НКВД  приговорила священника Василия Успенского к расстрелу, обвинив в антисоветской  агитации. Ровно через месяц – 3 января 1938 года  приговор был приведен в исполнение.

О том, что случилось с мужем и отцом, семья Успенских узнала спустя многие годы. А в первое время все попытки матушки Александры узнать о его судьбе не давали результата. Более того, в милиции с Александры Петровны потребовали не лезть в это дело и больше не ходить к  ним. Она так ничего и не узнала о судьбе мужа.

Матушка  Александра  после ареста мужа не могла устроиться  на работу. Она была серьезным, знающим учителем, а в те годы  советские школы остро нуждались в педагогах. Но Александре Петровне  вход в школу был закрыт навсегда. От жены  и детей «врага народа» многие отворачивались, обходили стороной. Были, конечно, и те, кто поддерживал и  жалел. Выжить в те страшные годы Александре Успенской  помогли истинное христианское смирение и крепкая вера в Бога. Хрупкая женщина, которой выпало одной поднимать детей, сама от Бога не отреклась и детей крестила и в вере воспитала. Имя отца всегда для них было свято. Удивительны  стойкость и мужество, с которыми семья священномученика принимала испытания. Но каждому верующему в Бога крест дается по силам, и каждому человеку, имеющему веру и покорность воле Божией, все возможно.

Сила смирения

«Кроткая, всем довольная,  – так вспоминает о матушке отца Василия   Ираида Васильевна Чеботарь. – Тетя Шура никогда не сказала ни о ком плохого слова. Как бы тяжело ей ни было, она не роптала, не жаловалась, а все жизненные трудности принимала со смирением.  А кулинар была исключительный, – говорит она. Матушка была искусной  мастерицей, прекрасно шила, вязала, вышивала».

Александру Петровну нигде не брали на работу, а потом она устроилась санитаркой в больницу. Она ухаживала за тяжелыми больными.

Долго люди вспоминали добрую и обходительную  санитарочку тетю Шуру Успенскую, которая умела успокоить, поддержать. На крошечную зарплату она подняла на ноги  пятерых  детей. Жили по чужим и самым дешевым  квартирам, чтобы меньше  было платить. В те горькие и скорбные годы семья осиротела дважды. В молодом возрасте от нервного потрясения  умер старший сын Петр Успенский. Спустя несколько лет второго  сына  Николая  забрали на финскую войну, а погиб он в боях  под Сталинградом.  Его имя высечено на стеле памяти в Сосновском. 

Когда арестовали отца,  Валерии было 14 лет, она училась в школе. Учителя ей сочувствовали, но были и такие, кто презрительно называл «поповской дочерью». Одаренной девочке, мечтавшей стать учителем, не хотели давать аттестат о среднем образовании. Но все-таки  выдали и впоследствии Валерия Васильевна стала учителем.

Многие годы прожила в Нижнем Тагиле дочь Екатерина, она умерла 10 лет назад. Стал строителем и обосновался в столице Владимир  Васильевич Успенский. До последних дней жизни матушки Александры  была рядом с ней их самая младшая дочь Анна Васильевна Смекалова и внучка Александра, которые живут в Сосновском. Сквозь годы жена, дети, племянницы и все, кто знал отца Василия Успенского, пронесли добрую память о батюшке, как об истинном пастыре.

В начале 90-х годов невинно пострадавший священник Василий Порфирьевич Успенский был посмертно реабилитирован. Наши современники отец Василий и матушка Александра подали нам живой пример истинной веры и любви. Ведь любовь, по словам апостола Павла,  долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

Марина Бригатова. Фото из архива семьи Суриных.

На фото: Иерей Василий Успенский. 1920 год.

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна.