Выксунская епархия

«Очень, очень простая история»

Литературно-художественный православный конкурс «Нижегородская лампада» проводился совместно  Нижегородской епархией и Нижегородской областной организацией Союза писателей России в трех номинациях: проза, поэзия, публицистика. Всего поступило 105 работ от 96 авторов.

Диплом третей степени в номинации проза получил Павел Филатов (Павловское благочиние).Он делится впечатлениями:

 

- Я хотел бы поблагодарить отделы культуры Выксунской епархии и Павловского благочиния, и лично Андрея Жунусова, за возможность участия в этом конкурсе. Я не занимаюсь литературным творчеством профессионально, главное мое занятие, все-таки, учитель истории. Это мое кредо и моя жизнь, давно и прочно связанная с профтехом. Но иногда рождается вдохновение, влекущее в некоторые иррациональные области, рождается желание привнести в мир что-то новое, ранее в нем не бывшее. Наверное, это призыв Божий, на который человек должен ответить. Творчество – это проявление в человеке стремления к Богоподобию, к чему мы все, живущие, собственно и призваны. Наш теперешний мир разорван на части, и бывает так, что творчество становится антихристианским, да и антигуманным тоже, сон разума, как известно, порождает чудовищ. Это подобно тому, как чувство Бога в поврежденном грехом человечестве выливается в уродливые и дикие формы, о которых мы прекрасно знаем из истории. Способность порождать химер не лучшее качество человека. Творчество должно служить Богу и человеку.

Считаю, что именно поэтому христианам нужно смелее свидетельствовать о Христе, в том числе, в творческой работе, а Господь даст силы и разум для этого. Нужно смелее противостоять мертвому, салонному эстетизму в творчестве, смелее говорить о главном: о Боге, о людях…О жизни! Преодолеть синдром Дориана Грея…, когда под утонченной эстетикой прячутся пустота и тление, скрытые в тайной комнате, в которой портрет стареет, обрастает чертами порока, вместо оригинала. Христианство – жизнеутверждающе, это сокровище, это полнота жизни. Вот это вполне может стать магистральной линией православного творчества.

И если исходить из учения о «малых делах», которое блистательно сформулировал в свое время архимандрит Иоанн (Крестьянкин), то конкурс «Нижегородская лампада» полностью отвечает своему назначению. Быть свидетельством того, что христианская философия жизни действенна, а православное творчество соответствует своему назначению…

И на этом я окончу свои рассуждения.

 

 

А вот и сам рассказ.

 

Очень, очень простая история

 

 

С огромной благодарностью посвящаю моему брату,

священнику Андрею Филатову,

без которого не было бы сюжета рассказа.

П.Ф.

 

…Отцу Василию не спалось. Время было далеко заполночь, утром предстояла служба с архиереем. Стоило, наверное, выкинуть из головы заботы да уснуть. Но сон не шел, хотя после всенощной батюшка спокойно поужинал в кругу семьи, прочитал обычные молитвы в своей комнатке перед домашним иконостасом и лег пораньше. Все думы и думы. Да еще со сменой осенней погоды взялись ныть старые раны.

…Осень отец Василий любил со времен далекой молодости. Захолустное селение, где его отец служил дьяконом, всегда располагало к уединению и философии. А осенью философствовать всегда легко, сидя на берегу узкой речки в гуще дрожащих на легком сентябрьском ветру осинок. И он, тогда еще просто Вася, предавался размышлениям, согревающим сердце после каждой службы, за которой пел и читал «Апостола». А потом он приходил домой, помогал отцу с матерью по хозяйству, ужинал, читал молитвы и ложился спать под мерцание лампадок перед домашним иконостасом.

…Годы семинарии и академии промелькнули быстро. Он, кандидат богословия, женился, принял сан, был назначен священником в армию. И не отказывался от этого жребия воли Божьей. Служилось хорошо и радостно – хоть в храме, хоть в походной палатке. Начальство его жаловало, церковные награды получал регулярно. Генералов благословлял, с императором беседовал – все хорошо сложилось.

…Отец Василий с трудом перевернулся на другой бок. «Ох, ведь! А еще не стар…Господи Боже, помилуй меня, грешного…».

…Под Мукденом отец Василий поднял в атаку солдат. Просто батальонный командир был ранен, а не пойти в атаку значило погубить много людей. «Тогда ведь я накинул фелонь прямо на рясу, прости меня, Господи, взял крест, да крикнул солдатикам подняться из окопов». Алешка, совсем молодой деревенский парень, попросил благословения перед боем. И его отец Василий закрыл собой от шимозы во время обстрела. Тогда-то и получил он ранения, от которых долго отходил в госпитале. А затем уволен был от военной службы. Назначили после этого батюшку на приход, дали дом. И зажил он непривычной жизнью приходского священника.

…Отец Василий вновь очнулся от полудремы. С трудом встал, зажег свечу и вышел из комнатки. Жена мирно спала, он с благодарностью погладил ее по волосам. Прошел в комнату к детям. Они спали и сопели на разные голоса. «Павлик скоро окончит училище, пойдет в семинарию. Заменит моего дьякона – сильно сдавать стал старик». Батюшка благословил детей иерейским благословением. Вернулся в свою комнату. Посидел на кровати. Перекрестился, лег и вскоре уснул без сновидений.

…Литургия, во время которой отец Василий благоговейно молился, окончилась. Владыка объявил час отдыха. Затем все – настоятель, благочинный, почетные селяне – должны были придти в дом сельского старосты на архиерейский обед, обязательно при параде. «Отец Василий, награды надень». Так Владыка сказал, и матушка дома спешно достала из комода Георгиевский крест I степени, который батюшка надел на рясу.

…Обед на веранде дома старосты шел своим чередом. Отец Василий скромно кушал в конце стола. Он сразу почувствовал, как что-то изменилось. Когда вдруг к столу подошел бледный молодой человек в черной рубашке, вытащил револьвер и воскликнул: «Именем революции», отец Василий был уже там, где предопределил ему быть Бог. Когда юноша выстрелил во Владыку, отец Василий привычно прикрыл архиерея собой. Пуля попала под сердце. Батюшка повернулся к юноше, которого уже скрутили и отобрали пистолет. «Эх, Алешка». И к прихожанам обратился: «Мир всем».

…Отец Василий, лежа на руках рыдающего Владыки, все думал и думал. А рядом стоял Архангел. Он улыбался, представляя батюшку к небесному ордену.

 

Павел Филатов. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна