Выксунская епархия

Строительная история Воскресенской церкви в городе Павлово

В 1622 году, согласно записи в Писцовой книге, село Павлово из дворцовых сел было пожаловано князю Черкасскому: «В Закудменском стану вотчина написана за боярином князем Иваном Черкасским, вотчина государевых нижегородских дворцовых сел, село Павлово, острог на берегу реки Оки; а промеж посада речка Тарка, а в селе Павлове на верхнем посаде церковь Преображения Спасова, деревянная, да на нижнем посаде церковь Николая Чудотворца»[1].

Село Павлово оставалось во владении этой фамилии вплоть до 1745 года, а затем, после сильного пожара, истребившего фактически все поселение, в качестве приданного за княжною Черкасскою, перешло к графу Петру Борисовичу Шереметьеву[2].

Согласно изустному преданию, бытовавшему среди жителей села и записанному исследователями XIX столетия, в старину в верстах в десяти от него, вниз по реке Оке, там, где она делает поворот к северу, у подошвы крутой горы существовала небольшая Воскресенская мужская обитель[3]. В качестве топонима в память об этой обители, крутые холмы на этом берегу Оки именовались «Воскресенскими»[4]. Точное время основания данного иноческого поселения, как и имя его основателя, не известно.

Древний Воскресенский монастырь был малобратственным, бедным. А берег реки, на котором он стоял, подмывался речной водой, что грозило ему разрушением. Именно по этим причинам братия монастыря обратилась к владельцу села князю Черкасскому с просьбой перевести монастырь непосредственно в село Павлово. Князь Черкасский, исполняя их пожелание, отвел для обители новое место, там, где сегодня находится Воскресенский храм. Также на строительство новых храмов и монастырских келий пожертвовал находившуюся тогда здесь дубовую рощу, называемую «Дубровской». Еще в XIX веке павловские старожилы одну из прилегающих к Воскресенской церкви улицу называли «Дубровка»[5].

Князь Яков Куденетович Черкасский владел селом Павлово до 1666 года, таким образом, возникновение монастыря в самом поселении на месте Воскресенской церкви можно датировать первой половиной XVII века.

В 1886 году, в своем официальном рапорте прежде о существовавших здесь монастырях благочинный села Павлова священник Николай Фиалковский сообщал: «При Воскресенской церкви из надписи напрестольного креста таковой /мироздания 7207 лета устроен крест сей в монастыре Воскресенский, иже в селе Павлове/, и из изустного предания видно, что при церкви был мужской монастырь»[6]. Вклад этот был сделан в Воскресенский монастырь в 1699 году. Кроме этого факта, сведения об этой обители есть и в других опубликованных источниках XIX столетия. В монографии П. Строева «Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви» говорится о том, что в Павловском Воскресенском монастыре настоятелем, начиная с 1624 года, был некий игумен Иоасаф[7]. В работе А. Ратшина «Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России» про Павлово сказано, что здесь были упразднены два монастыря Воскресенский мужской и Павловский женский: «Сведения о существовании сих обителей простираются от начала XVII до начала XVIII века; в последний раз о них упоминается в 1730 году»[8].

Однако в дореволюционных источниках есть противоречия относительно судьбы Павловского Воскресенского монастыря. Дореволюционный исследователь В. Зверинский про него сообщает: «Основан в первой половине XVII столетия Иваном Борисовичем Черкасским, которому пожаловано село в 1622 году; князь Михаил Яковлевич Черкасский в 1662 году перевел монастырь на Ворсменское озеро, где он до ныне существует под именем Острово-Езерского-Троицкого»[9].

Аналогичные сведения в своем очерке «Павлово и Ворсма, известные стально-слесарным производством села», изданном в 1864 году, приводит А. Смирнов: «Князю Черкасскому понравилось красивое положение острова, на озере близь села Ворсма, где и выстроен им монастырь, известный под именем «Островоезерского», в него переведена братия монастыря Воскресенского»[10].

Вероятно, что оба эти исследователя основывали свои выводы на известной книге архимандрита Макария (Миролюбова) «Памятники церковных древностей. Нижегородская губерния», изданной в 1857 году. Но каких-либо архивных документов (в фондах ЦАНО), непосредственно связанных с переводом монастыря в Ворсму, обнаружить не удалось.

Архимандрит Макарий, а вслед за ним и другие дореволюционные авторы, ссылаясь на грамоту митрополита Сильвестра 1715 (по другим данным 1730 года), также сообщают о том, что согласно этому документу протопопу Спасо-Преображенской церкви села Павлово, некоему Алексию, предписывалось иметь надзор за иноками Воскресенского монастыря. В это время в обители числилось 12 насельников, состоявших под руководством некоего старца Авраамия[11].

Очевидно, что еще в 1720-е годы в связи с введением новых правил монастырского общежития, согласно Духовному регламенту, Павловский мужской монастырь был упразднен, и оставшиеся от него две деревянные церкви были обращены в приходские. Причт церковный тогда состоял из двух священников, дьякона и пономаря. За приходом числилось 30 десятин пахотной земли в двух пожнях, пожалованных Иваном Борисовичем Черкасским. Среди прихожан в 1723 году здесь официально значилось в самом селе Павлово и в деревне Заплатино 122 крестьянских двора и 40 дворов вдовьих и солдатских жен[12].

В описи имущества церквей села Павлова за 1749 год про эти храмы сказано: «…Воскресения Христова деревянная об одной главе на ней крест железный. Церковь теплая Казанская Пресвятой Богородицы деревянная. У тех церквей колокольня деревянная на главе крест деревянный обложен жестью[13]. Один из этих храмов, во второй половине XVIII века, возможно, что зимний (теплый), в последствие был уступлен прихожанами за незначительную цену бедным жителям села Глядкова в Горбатовском уезде. Простоял он на новом месте около восьмидесяти лет, а затем в 1830-е сгорел[14].

Спустя годы причисленные к павловским храмам крестьяне выстроили на их месте каменную приходскую церковь. Первые документально подтвержденные сведения о ныне существующей каменной Воскресенской церкви зафиксированы в церковных клировых ведомостях конца XVIII-начала XIX столетия. Согласно самой ранней из них (за 1799 год) в это время в селе Павлово значилась «Церковь Воскресения Христова, при ней два придела, каменная, утварью удовольствована»[15].

В клировых ведомостях за 1804 год впервые указывается год постройки церкви: «Оная Воскресенская церковь каменная новая, утварью удовольствована. Построена в 1778 году, в ней два придела: по правую сторону Казанской Божией Матери, а по левую – святых апостолов Петра и Павла»[16].

В отличие от других храмов села Павлова, эта церковь строилась исключительно «усердием прихожан и доброхотных дателей, на месте бывшей деревянной церкви», без поддержки крупных благотворителей и владельцев села[17]. В большинстве источников по истории Воскресенской церкви указанная выше дата фигурирует как время постройки храма[18].

Очевидно, что строительство его проходило на протяжении довольно длительного периода, и замысел зодчих, видимо, несколько раз менялся. Об этом говорит наличие на основном объеме четверика двух развитых карнизных поясов (нижний из которых, также как и верхний, решен как венчающий), разнохарактерный облик отдельных частей здания, различия в типах кирпичной кладки и другие особенности.

Первоначально были освящены два дополнительных престола в трапезной части храма. И лишь в 1778 году по благословению епископа Нижегородского и Алатырского Антония (Забелина) здесь освящается главный престол в честь праздника Обновления храма Воскресения[19]. Первый придел был освящен настоятелем ранее упраздненного Нижегородского Духова монастыря архимандритом Димитрием, а второй – игуменом Ворсменского Островоезерского монастыря Серапионом[20].

Воскресенский приходской каменный храм являлся наследником святынь от прежде существовавшего здесь мужского монастыря. Кроме целого ряда икон, написанных выдающимся русским иконописцем Симоном Ушаковым, в церкви имелся старинный напрестольный крест. При описании храмовых церковных древностей в 1827 году приводится описание святыни: «…благоговейного кипарисового, серебром обложенного креста, который мерою в вышину 8-м, а поперек 4-х вершков, устроен он в лето Сотворения Мира 7207-м [1699], как из имеющегося на нем вырезанною по серебру надписи значится, тщанием Стефана Васильева сына Леонтьева, в поминовение своих родственников, в коем как из этой же надписи видно, имеются мощи святых угодников Божьих…»[22].

Современники в середине XIX столетия отмечали такие замечательные храмовые святыни как образ Воскресения Христова в серебряной вызолоченной ризе, икону Казанской Божией Матери, в серебряной вызолоченной ризе, осыпанную жемчугом и драгоценными камнями, икону Смоленской Богородицы, в серебряной ризе украшенной жемчугом[23].

В 1799 году в Воскресенском приходе в вотчине графа Николая Петровича Шереметьева числилось 116 дворов, где проживало 466 душ мужского пола и 502 женского пола, а по штату в церкви должно было служить четыре клирика, но фактически богослужения совершали два священника, дьякон, дьячок и пономарь[24].

В своей работе архимандрит Макарий при описании каменной церкви указывает также на то, что «над папертью Воскресенской церкви в 1805 году устроена красивая колокольня <…> внутри церковь Воскресенская окрашена краскою, а чугунный пол в ней весь почти пожертвован графом Петром Борисовичем Шереметьевым, после упраздненного им в Павлове железного завода»[25]. Однако эта датировка строительства колокольни представляется маловероятной, так как в начале XIX столетия шатровые колокольни уже практически не возводились. Скорее всего, под этой датой подразумевается капитальный ремонт колокольни, ее укрепление мощными контрфорсами, либо проведение каких-либо других строительных работ. Документально это предположение подтверждается только косвенно. В одном из архивных документов сообщается о том, что в 1805 году была составлена новая опись церковного имущества[26]. Тогда же, в начале XIX столетия, видимо, осуществили частичную закладку северного и южного входных проемов колокольни, что видно на дореволюционных фотографиях.

            Согласно самой последней описи церковного имущества 1918 года, на храмовой трехъярусной колокольне находилось девять колоколов. Самый большой из них, весом в 304 пуда 20 фунтов, как пишет архимандрит Макарий (Миролюбов), был отлит в 1843 году, а восьмой небольшой колокол, весом всего в 2 пуда, остался здесь еще от вклада князя Якова Куденетовича Черкасского[27]. Внутри колокольни в северо-восточной части находилась каменная лестница. Архаичный облик ее, зафиксированный на многочисленных фотографиях, безусловно, характерен для культового зодчества XVIII столетия.

Документальных свидетельств о перестройках Воскресенской церкви на протяжении XIX и в начале XX столетия в архивных документах обнаружить не удалось. В настоящее время в Церковно-археологическом музее Нижегородской епархии при Вознесенском Печерском монастыре хранятся два святых антиминса из этого храма. Первый антиминс был освящен 8 января 1833 года епископом Нижегородским и Арзамасским Амвросием (Моревым) для Петропавловского придела, а спустя годы, 14 декабря 1860 года, епископом Нижегородским и Арзамасским Нектарием (Надеждиным) был освящен антиминс для Казанского придела.

По какой причине происходило переосвящение престолов в Воскресенской церкви в 1833 и в 1860 году, выяснить по архивным документам не удалось. Может быть, это было связано с изменением внутреннего облика церкви (обновлением иконостасов, росписей). Но, возможно, что замена древних антиминсов, которые находились в храме прежде, была вызвана просто их плохим состоянием.

Композиционно храм имел следующий облик, характерный для церквей рубежа XVII – XVIII веков: основной объем – четверик с тремя ярусами света, увенчанный пятиглавием, украшенный изразцовым фризом, с запада – обширная трапезная часть (перекрытая двускатной кровлей) и высокая многоярусная шатровая колокольня. Очень похожий аналогичный облик имел и другой храм в селе Павлово, Преображенский собор, постройка которого датируется 1666 годом[28].

По страховой оценочной ведомости церквей Горбатовского уезда, составленной в 1910 году, Воскресенская церковь имела следующий облик: «Каменная. Крытая железом, окрашена зеленой масляной краской, длина церкви считается с колокольней 16 сажен, наибольшая ширина 7,5 сажени, высота до верха карниза в настоящей [четверик] – 8 сажен, в трапезе высота 4 сажени, на церкви имеется 5 глав, больших окон – 23, малых на верху церкви – 6, на главах – 4»[29]. Колокольня имела высоту до верха карниза – 8 сажен. В зимнее время церковь отапливалось пятью печами. Оценивался храм вместе с колокольней в 16.000 рублей[30].

В 1904 году в Воскресенском приходе официально числилось большое количество прихожан: 923 мужчины и 1021 женщина[31].

После революции в 1918-м Павловский уездный исполнительный комитет в лице отдела по отделению Церкви от государства заключил с верующими прихода типовое соглашение на право пользования зданием храма, составив при этом краткую опись церковного имущества. Из нее следует, что вокруг церкви тогда существовала каменная ограда с кованой решеткой[32].

Свой первоначальный вид Воскресенская церковь сохраняла до 1930-х годов. Еще до официального закрытия храма, в период антиколокольной компании, объявленной по всей стране в 1930 году, с ее колокольни были сброшены колокола. Именно поэтому на некоторых снимках советского периода на ярусе звона видны следы разрушения.

В 1934 году, 29 марта, Президиум Павловского райисполкома принимает постановление о ликвидации в городе сразу шести православных церквей, «с последующим переоборудованием под разного рода культурно-просветительские учреждения» [33]. При этом планировалось устроить в Воскресенской церкви детский кинотеатр. Одновременно с этим, 8 апреля 1934 года, в местной газете «Павловский металлист» была опубликована заметка, где говорилось о том, что «в виду многочисленных требований трудящихся города о закрытии в городе Павлове церквей и передачи их под культурные благоустроенные учреждения <…> горсовет на днях обсудил этот вопрос и постановил: удовлетворить справедливые требования трудящихся города и возбудить ходатайство перед Крайисполкомом и ВЦИК о закрытие церквей…»[34].

В ответ на решение властей ликвидировать все православные храмы верующие города стали писать жалобы в различные инстанции, в том числе и в краевую комиссию по культам. Прихожане Воскресенской церкви жаловались в Москву во ВЦИК, и в результате их действий 1 октября 1934 года решение Крайисполкома о ликвидации этого храма было отменено[35]. Однако уже на следующий год Краевым исполкомом вновь принимается решение о закрытии церкви. При этом здание церкви подлежало сносу «согласно заключения специальной технической комиссии». Сам этот документ до наших дней не сохранился[36]. В 1936 году Президиум ВЦИК принимает постановление, которым утверждает решение краевых властей о ликвидации Воскресенской церкви в городе Павлово[37].

Первоначально Воскресенский храм тогда предполагалось снести по причине его аварийного состояния. В справке по данному вопросу, составленной Павловским районным Исполнительным Комитетом 1 октября 1936 года, дана следующая характеристика церкви: «…Здание каменное со сводчатым каменным потолком, имеющее трещины, и покосившаяся колокольня». Говорилось, что верующие якобы ремонтировать церковь отказались[38]. В этом же документе сообщалось, что, учитывая исключительную нужду города в жилой площади, горсовет отдал здание Воскресенской церкви «Промстройтресту» под жилье. К этому времени колокольня церкви практически полностью была разобрана (кроме первого яруса), каменные своды ее были заменены на деревянные перекрытия.

В 1980-е трапезную часть храма разрушили до основания.

В 1992 году вновь зарегистрировали приход Воскресенской церкви, и начались поэтапные восстановительные работы. В период с 1993 по 1999 год были восстановлена алтарная апсида церкви, кровля и купола; проведена реставрация оконных проемов третьего яруса света четверика, а также проведено инженерное обследование и укрепление колокольни новыми бетонными контрфорсами (по проекту, разработанному в ННГАСУ под руководством Г.В.Конакова).

В 1999 году при разработке и реализации проекта воссоздания трапезной части церкви (выполненного в ООО «Проект-3» архитектором-реставратором А. Васильевой) на месте разрушенной трапезной части (для определения точных ее габаритов) были проведены архитектурно-археологические исследования. Одним из результатов проведенного комплексного исследования стало то, что сведения из письменных архивных источников и краеведческой литературы частично удалось проверить археологическими методами. В ходе археологических и натурных изысканий, проводимых параллельно со строительными работами, археологом Ст. М. Дмитриевским были обнаружены находки, уверенно датируемые хронологическим интервалом в границах XVII-XVIII столетий. Кроме того, был зафиксирован значительный слой следов сильного пожара на данной территории, выявлено значительное количество останков из различных погребений, фрагменты иноческого и священнического облачений умерших, а также надгробные камни, изготовленные из местного известняка. К сожалению, официальный подробный отчет по данному раскопу не был выполнен.

В раскопе были обнаружены многочисленные погребения, которые позволяют говорить о том, что возникновение церковного погоста на этом месте связано с переводом сюда Воскресенского мужского монастыря. В очерке А. Смирнова сказано, что до официального распоряжения правительства о том, чтобы кладбища обустраивались в удалении от поселений, павловцы хоронили умерших около приходских церквей. В дальнейшем в Павлове появилось специальный большой погост, защищенный рвом и валом, где выросла большая роща деревьев[39]. Человеческие останки, обнаруженные в ходе археологических раскопок 1999 года, были перезахоронены в общей могиле на территории церкви к северу от храма.

Воссоздание Воскресенской церкви имеет следующую хронологию: пятиглавие храма и алтарь восстановлены в 1991–1992 годах, фасады храма были отремонтированы и оштукатурены; трапезная часть восстановлена в 2001–2005 годах из силикатного кирпича с последующим покрытием цементной штукатуркой; двускатная крыша и перекрытие трапезной в виде каркасного лоткового свода выполнены по проекту ООО «Товарищество реставраторов»; главы на четверике позолочены в 2008 году.

В 2014 году после завершения работ на трапезной части церкви, появилась необходимость продолжить реставрацию храма, а именно осуществить восстановление шатровой колокольни. Наряду с обмерными фиксационными чертежами 1920-х годов детальный облик ее удалось реконструировать благодаря сохранившимся многочисленным фотографиям, как дореволюционного, так и советского периода.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. ЦАНО. Ф. 2714. Оп. 2228. Д. 1а. Л. 98 об.
  2. Там же. Л. 98 об.– 99.
  3. Смирнов А. Павлово и Ворсма, известные стально-слесарным

производством села Нижегородской губернии. – М., 1864. С. 20.

  1. ЦАНО. Ф. 2714, Оп. 2228. Д. 1а. Л. 101.
  2. Там же.
  3. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 559. Д. 86 (1886 г.). Л.1.
  4. Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российския церкви./ Репринт. – М., 2007. С. 630.
  5. Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в

древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах

в России. /Репринт. – М., 2000. С. 333.

  1. Зверинский В. В. Материал историко - топографического исследования о

православных монастырях в Российской Империи. Монастыри закрытые

до царствования императрицы Екатерины II. – СПб., 1897. С. 48.

  1. Смирнов А. Указ. соч. С. 21.
  2. ЦАНО. Ф. 2714. Оп. 2228. Д.1а. Л. 98–99; Макарий (Миролюбов), архимандрит. Памятники церковных древностей. Нижегородская губерния.– Н. Новгород, 1999. С. 299–300.
  3. Тополев П. Приходские церкви Нижегородской епархии 1722–1723 гг.

Павловская пятина. // НЕВ, 1902,  № 5. С. 235.

  1. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 553. Д. 509 (1749 г.). Л. 1.
  2. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 559. Д. 86 (1886 г.). Л. 4.
  3. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 555. Д. 60 (1799 г.). Л. 21об.
  4. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 24 (1804 г.). Л. 27об.
  5. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 300 (1827 г.). Л.142.
  6. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 24 (1804 г.). Л. 27об; Д. 314 (1829 г.). Л. 23;

Д. 34 (1805 г.). Л. 7об.– 8; Смирнов А. Указ. соч. С. 20; Снежницкий А. Адрес–календарь Нижегородской епархии на 1888 год. – Н. Новгород, 1888.  С.689.

  1. Драницын Н. Н. Адрес–календарь Нижегородской епархии

на 1904 год. – Н. Новгород, 1904. С. 234.

  1. Макарий (Миролюбов), архимандрит. Указ. соч. С. 467.
  2. Там же.
  3. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 300 (1827 г.). Л. 142.
  4. Смирнов А. Указ. соч. С. 21; Макарий (Миролюбов), архимандрит.

Указ. соч. С. 467.

  1. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 555. Д. 60 (1799 г.). Л. 21об.
  2. Макарий (Миролюбов), архимандрит. Указ. соч. С. 467.
  3. ЦАНО. Ф. 570. Оп. 556. Д. 314 (1829 г.). Л. 23.
  4. Макарий (Миролюбов), архимандрит. Указ. соч. С. 467.
  5. Там же. С. 459 (см. изображение Преображенского храма).
  6. РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 993 (1910 г.).
  7. Там же.
  8. Драницын Н. Н. Указ. соч. С. 234.
  9. ЦАНО. Ф. 1765. Оп. 1. Д. 5. Л. 1–1об.
  10. ЦАНО. Ф. 2626. Оп. 1. Д. 1837 (1934 г.). Л.1.
  11. Там же. Л. 2.
  12. Там же. Л. 14, 15.
  13. ЦАНО. Ф. 2626. Оп. 2. Д. 940 (1935 г.). Л. 2.
  14. Там же. Л. 9.
  15. Там же. Л. 8.
  16. Смирнов А. Указ. соч. С. 22.

 

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна 31.08.20