Выксунская епархия

Епископ Варнава: понемногу обо всем

Епископ Варнава: понемногу обо всем

На одной из встреч с журналистами епископ Выксунский и Павловский Варнава сказал: «Человек постоянно живёт в потоке информации. Она обновляется, происходит непрестанная «промывка мозгов» у тех, на кого изливаются её потоки. К сожалению, СМИ часто несут в себе либеральную разрушающую идеологию. О традиционных ценностях речи в ней нет.  Но, вглядываясь в жизнь современного человека, и маленького, и большого, неважно, из какого слоя общества, мы замечаем, что в этом самом обществе очень много проблем. Чтобы преодолеть их, важно обращаться к истокам, к истории и традициям своей страны. И – к святым людям.

Мы оторвёмся от своих корней, нас и наших детей занесёт неведомо куда, а мы даже не поймём этого, не заметим, если мы сами не будем иметь ориентиром в своей жизни традиционные ценности, которые зиждутся на православии. Вот почему журналисты, обращающиеся к православной тематике, должны иметь хотя бы базовые знания о Церкви и жизни в ней. Спрашивайте!».

Отвечая на поступившие вопросы, владыка говорил…

О целях церковной реформы

Смысл относительно недавних преобразований в разукрупнении епархий. Раньше их границы совпадали с административным делением субъектов РФ, то есть областей. Но если до великого события второго Крещения Руси, которое произошло в 1988, в Нижегородском регионе, например, было чуть больше 30 приходов, то уже в 90-е прошлого их стало почти 300. Таким образом, под управление главы епархии попадало такое количество приходов, что он просто физически не мог посетить их все до одного хотя бы раз в несколько лет. О том, чтобы архиерей мог как-то помочь каждому приходу, и речи не шло. Сложно управлять! – это с одной стороны, а с другой – сложно развивать церковную жизнь.

Предложенное реформой не ново. В древности, например, епископ назначался над несколькими приходами, были города, где епископов было по нескольку, и у каждого – 20, или 30, или 40 приходов. В Выксунской епархии (её протяжённость около 400 км от края до края) сегодня  больше 100 приходов и 5 монастырей, по древним мерками это даже много.

О сути приходской жизни

- Реформа нужна была ещё и для того, чтобы приходская жизнь стала более живой и действенной, развивающей все миссии Церкви, в особенности социальную. Посмотрите, как много направлений она включает. Здесь помощь инвалидам, реабилитация алко- и наркозависимых, решение демографических проблем, работа с молодёжью, все это во взаимодействии со светскими властями, общественными организациями, – вопросов много. Хорошо, если  прихожане каждого храма будут не только осуществлять самое главное – спасение своей души, то есть молиться, предстоять Богу, но и деятельно исполнять заповедь Христа, заповедь любви, в этих видах служения людям.

Приходская жизнь должна бить ключом. А у нас часто люди придут, постоят в храме, помолятся, и на этом всё, расходятся. Конечно, активнее должно быть и духовенство. Священникам следует участвовать в решении проблем, стоящих перед обществом, перед государством, при этом не забывая о главном – о молитве, о предстоянии перед Богом за народ, духовном окормлении паствы. 

Конечно, жаль, что есть такие приходы, где нет постоянной общины. Есть и такие, где богослужения осуществляются время от времени. К сожалению, деревни вымирают на фоне растущей урбанизации. Вот прибывают летом дачники – тогда и служат, если есть место для молитвы.

О восстановлении храмов

- В епархии храмов, которые требуют срочного восстановления, очень много. Есть и такие, что буквально распадаются на глазах. Сколько угодно можно строить планы по их восстановлению. Но осуществиться они смогут лишь при наличии ресурсов.

Миф о том, что Церкви некуда девать деньги, что лежат они где-то там, сложенные в мешки, - он существует по сей день. Но на самом деле это не так. И денег у Церкви ровно столько, сколько принесут пожертвований. Если приход большой, то и  пожертвования могут быть значительные. А маленькому приходу, где-нибудь в глухой деревне, остаётся только надеяться на благотворителя. Знаете, как бывает: кто-то из уроженцев села выбился в люди, достиг финансового благополучия, стал «большим человеком», в глазах односельчан, сам живёт где-нибудь в Москве, но при этом не забывает о своей малой родине, начинает заботиться о храме, в котором и молиться-то, бывает, некому почти. А он его восстанавливает. Такое случается, и нередко.

С одной стороны, следует восстанавливать то, что разрушено, с другой – надо, чтобы было для кого, кому и, главное, на что восстанавливать. Потому какого- то проработанного плана восстановления храмов у Выксунской епархии нет.

Случалось и такое. Приходят важные люди и говорят: «Давайте восстанавливать такой- то храм». Отвечаю: «Давайте». Время проходит, возвращаются: «Что же вы не восстанавливаете? Вы начните, а мы потом поможем». Говорю: «Я начну, людей найму, а ведь им надо зарплату платить. А средства? Обманывать людей? Вот как будут средства, так и можно начинать. Насколько пожертвуют, настолько и сделаем. Отчитаемся обязательно, у нас все прозрачно. Благотворители могут и сами нанимать строителей, закупать материал, в таком случае мы будем оказывать помощь на уровне проектирования, на уровне архитектурного надзора, и т.д. Это – пожалуйста».

Проблема еще и в том, что в нашей огромной прекрасной северной стране лета совсем немного, а зимы сколько угодно. Но зимой можно вести работы только внутри помещений. В летние недели, конечно, трудимся усиленно, энергично, но пролетают они, как один миг.

Тем не менее, восстанавливаем. Даже ради одной Божественной литургии, самого великого и самого священного действа на земле, нужно и строить храмы, рукополагать священника и обучать клир церковный и певцов. Пока совершается Божественная литургия, у каждого человека есть надежда на лучшее будущее.

О том, как обращаются к Богу

- Иногда человек "доходит до самого дна".  Например, начинает "пить горькую". Сначала потихоньку, для аппетита, по праздникам. Потом и не по праздникам: у меня заболела собака, день рождения моей кошки, проиграла моя дюбимая команда, поругался с женой, помирился – повод найдется всегда. Незаметно человек становится алкоголиком, не сразу осознавая это, не понимая, что он уже без посторонней помощи не может справиться с этой болезнью, и все… Он храбрится: «Да я в любой момент брошу!». Но не выходит у него ничего.

И когда  человек начинает осознавать, что в решении его проблемы нужно обратиться за помощью,  он обращается в том числе и  к Богу. Может, и не сразу, сначала к медикам, к людям конечно. Но не всегда такая помощь бывает существенна и действенна. Нужна сила, более могущественная, чем человеческая. И он вспоминает, что когда-то  крестился, а может, в детстве даже и причащался, и так далее. И начинает молиться,  идёт в храм.

Как к последнему прибежищу он обращается к Богу и исцеляется, обретая Бога помощником и покровителем себе. Подобных примеров много: когда нет надежды ни на свои силы, ни на помощь человеческую — остается вспомнить о Боге.

О пастве, пришедшей к закрытым дверям церкви

Бывает, что для прихожан есть возможность войти в храм только в выходные дни. И они возмущаются, отчего же двери храма не открыты всегда?

В идеале, конечно, храм должен быть всегда открыт. Как в идеале должно бы быть так, что приходит больной ко врачу, и, без всякой очереди, получает от него помощь. Но обычно такой возможности нет, человеку приходится заказывать талончик, сидеть, ждать. Так и здесь. Церкви не хватает людей, которые могли бы круглые сутки находиться в храмах. Почему-то народу кажется: раз вы – Церковь, то давайте, создавайте нам условия!

Но у разных храмов разные возможности. Если храм, допустим, имеет статус кафедрального, службы в нем проходят ежедневно, соответственно, и открытым он бывает каждый день. Если же мы говорим о сельском храме, где всего один священник, который не может круглые сутки в нем сидеть, здесь иное. Бывает и так, что у такого священника попросту даже и помощников нет, в лучшем случае – один-два человека.

И ещё. Конечно, нет ничего плохого, когда человек просто так заходит в храм. Но, с другой стороны, в храм идут с целью помолиться, значит, надо бы приходить туда именно ко времени богослужения. Богослужение, литургия – это совместный труд, совместная молитва. Одно дело молиться в одиночку, другое – когда это делают все вместе. Представляете, как усиливается эффект от молитвы!

А у нас получается: иду в храм, когда захочу, и – «а что это он закрыт?». А как в воскресенье идти, когда открыто, так – «лучше я посплю, встану попозже, да телевизор посмотрю подольше».

О жертвах и табличках с именами благотворителей

- Есть традиция размещать в храмах таблички, на которых выбиты имена щедрых жертвователей. Отношение к этому у прихожан неоднозначное.

Но каждый жертвует столько, сколько может. В Евангелии есть эпизод, притча о бедной вдове. Господь сердцевидец знал, что она, положившая две лепты, отдала всё, что у нее было на тот момент. «Она дала больше всех», – сказал Господь.

Так зачем тогда эти таблички? Кстати, те, чьи имена написаны на них, в большинстве своём не просили об этом. Таблички нужны для того, чтобы увековечить память о вкладе, но не для того, чтобы польстить возможному тщеславию дарителей. Это делается для того, чтобы можно было за них помолиться. Годы уходят, уходят и люди, иных уже нет в живых, а мы помним и молимся, поминаем их в своих молитвах. Их дети и внуки слышат их имена, могут их прочитать. Это и добрый пример милосердия и возрождение добрых традиций меценатства.

Справедливости ради: не исключено, что для тщеславного благотворителя таблички эти имеют и иное значение. Но мы не знаем об этом. И не должны думать плохо о мотивах этих  людей. Условно людей можно разделить на две категории, на мух и пчел. Пчела собирает нектар, а муха всегда садится, извините, на то, на что пчела никогда не сядет. Но не надо осуждать никого и никогда. Наши помыслы должны быть добрыми. Надо стараться понять и оправдать человека. Знаете, один рождается ягненком, другой – львом. И льву гораздо труднее стать ягненком, и если ягненок становится львом, то это уже его беда. Но мы не можем знать  всей совокупности  причин, почему человек так или иначе поступает. Предоставим суд Богу.

Об очищении и посте

- Посплетничать, поосуждать – мы в этом ничего страшного не видим. А на самом деле это серьезные вещи, они показывают наши гордость и тщеславие, наше возношение над другими. Давайте лучше посмотрим на себя: правильно ли мы мыслим, чувствуем, поступаем сами?

Есть прекрасная мысль святителя Игнатия (Брянчанинова): началом обращения ко Христу, веры в Него, является переживание о своих грехах. Осознание того, что ты грешишь, и тебе надо стараться быть лучше, скорбь о том, что поступаешь неправильно, – это шаги к очищению, достичь которого, изменив себя, мы стремимся через пост путём покаяния. 

Смысл поста – в удержании от зла. Псалмопевец Давид, составитель Псалтыря, говорил: «Уклонись от зла и сотвори благо».

Нужно поститься, обращая внимание именно на духовную сторону поста. Человек так устроен, что ему легче исполнять какие-то внешние предписания, правила поведения. Я знаю, что постятся многие, по крайней мере, стараются мяса не есть, и это уже неплохо. Но! Нужно стараться делать это ради Христа, а не ради какого-то своего похудения или поддержки здоровья. Все эти гастрономические ограничения касаются лишь тела, и если мы этим начав, этим же и закончим, то не добьемся ничего. И незачем тогда называть постом диету. Пост подразумевает духовный труд. "Утеснение чрева"  ослабляет  власть плоти над духом. Слышали выражение: "человек есть то, что он ест?" Чтобы этого не было необходимо ограничивать себя  и в качестве и в количестве пищи.  Тогда человеку и молится легче, у него ум яснее.

О помыслах греховных и доверии

- Мои недостатки? Да у меня их хватает. Как и у большинства людей.

Вообще, нет в Церкви слова «недостатки», есть понятия греха и немощи. В сердце каждого человека живут зачатки всех страстей. Гордость, тщеславие, чревоугодие – все это человек это в себе носит, чувствует, мыслит.  Ведь грех – это не только то, что ты совершил, он начинается с мыслей, находит продолжение в чувствах.  Надо отсекать мысли греховные. Это называется в аскетике борьбой с помыслами.

О Достоевском и Гарри Поттере

- Жизнь часто совсем не похожа на сказку с хорошим концом, хотя мы к этому и стремимся. Потому и радуют те литературные произведения, которые заканчиваются победой добра над злом. Добро вообще всегда должно побеждать, пусть даже в сказках, потому что иначе нельзя!

Сказки, конечно, тоже бывают разными, пожалуй, что и не все их следует читать. Обычно к таким относят произведения о Гарри Поттере, спрашивают даже, не относится ли Церковь к ним как к бесовщине. Думаю, уж совсем бесовщиной назвать их нельзя, все-таки это сказки, правда, несущие опасность мистического подхода к жизни. Потому верующим, православным людям я не рекомендовал бы это читать, хотя написаны эти сказки так, что, знаю, ими зачитываются и взрослые, и дети. Читать лучше сказки, на которых выросло наше поколение, они, что называется проверены временем. Хотя это не значит, что современные сказки плохие, совсем нет, есть очень хорошие.

Не скажу, что так уж хорошо знаю западную, европейскую литературу, а вот русских классиков советую почитать. Очень люблю произведения Ф.М.  Достоевского. Вот знаток человеческой психологии, психологии греха. Он в очень ярких образах показал, до какой низости может опуститься человек живя без Бога в сердце:" Если Бога нет, то все позволено", и наоборот, как его преображает Вера!

О нехватке времени и азарте

 - Понимаю, что времени не хватает всем. Потому и удивляет, когда тратят его на всякую ерунду: компьютерные игры, телевизор. Лучше чем-то созидательным заняться, тем же чтением, например. А игра, она что? Поиграл, и закончилась, и ничего не осталось. Это убивание и прожигание времени. Да еще и " вскармливание" страстей.

Можно ли мне смотреть телевизор? А почему нельзя? Апостол Павел говорит: «Всё мне позволительно, но не всё полезно!». Важна цель, с которой приступаешь к делу или предмету.

А помогает экономить время интернет. Для меня он –  инструмент извлечения оперативной информации.  

О реакции Церкви на внешние факторы

- Светские СМИ нередко ждут резонанса Церкви на те или иные политические (в том числе, и государственного масштаба) или социальные проблемы и события, то есть так называемой работы Церкви на внешние факторы.

Тут опять важно понять, насколько она соответствует главной цели. Церковь – это Тело Христово. Она призвана к тому, чтобы вести людей к спасению. Есть конкретные мероприятия, способствующие этому, их нужно поддерживать, участвовать в них. Но, повторяюсь, не забывая главной цели. А это может произойти, если «растворишься» в стоящих перед обществом многочисленных проблемах. Конечно, сердце христианина не может не ответить милосердием и состраданием, не может не отозваться на скорбь и боль, которые вызывает какая-то проблема.

Но Церковь- это не комбинат по услугам населению.   То есть важно всегда расставлять приоритеты, понимать, что первое, что второе, что третье. Что касается политики, высших эшелонов власти, я лично не знаю там всех, и не буду рассуждать о том, чего не знаю. Я только знаю, что с коррупцией надо бороться, а не просто говорить о ней. А законы надо исполнять. Одной из проблем в нашей стране считаю также отсутствие внятной экономической стратегии. А это в условиях мирового кризиса большая беда. Я не специалист в названной области, но, слушая наших ведущих экономистов, например, Михаила Хазина или Валентина Катасонова, не вижу оснований не доверять им. Но мы, хоть и дилетанты, тоже понимаем и чувствуем, что сельское хозяйство у нас в "загоне", и некоторые отрасли промышленности тоже.

 О СМИ и традиционных ценностях

- Сейчас и государство, и общественные институты, и Церковь говорят о том, что нужно возвращаться к традиционным ценностям. И мы сейчас живем, к сожалению, под воздействием двух потоков. С одной стороны, есть Церковь и традиционные ценности, формирующие наши ментальность, культуру и язык. С другой стороны, имеет место идеология либерализма, которая, по определению ее родоначальника Джона Стюарта Миллера, является свободой индивида от всех форм идентичности: этнической, культурной, религиозной, гендерной. Индивид объявляется мерой всех вещей, началом и концом, альфой и омегой всего. Человек отрицает всё, составляющее его ценность как личности. Для него не существует истории, он не любит свою Родину, он не имеет ни политических предпочтений, ни веры. И, в конце концов, он начинает допускать, что его индивидуальность может быть выше, нежели его пол.

Мы знаем, что еще 10 лет назад Европа была другой. И не можем не почувствовать, что этот негативный поток сегодня наваливается и на нашу страну, на молодёжь – увы, через СМИ. Плюс культ потребления. Никто не говорит, что материальные блага не нужны вообще. Но вспомним Остапа Бендера с его «не делайте из еды культа!». Можно потреблять, но "без фанатизма", в меру.

Раскрепощение инстинктов и страстей, стирание граней между добром и злом, нравственный релятивизм – все это тоже опасно. Некоторые СМИ не дают объективную информацию, попросту лгут. В этом – истоки информационных воин, ни к чему хорошему не приводящих. 

Помните украинскую группу Femen, прозвучавшую на весь мир? Помните, как спиливали они крест в Киеве? Я был поражён: столько людей, в том числе и журналистов, стояло вокруг, все снимали происходящее, фотографировали, но никто не попытался остановить это… Что, все неверующие? А крест – это как раз символ традиционных ценностей, православия.

Все вышеперечисленное – повод для всех нас бить тревогу и стараться каждый на своем месте изменить то, что можем и должны. И нужно помнить о том, что говорили о России такие великие писатели как Достоевский и Чехов, помнить нашу историю, что приводило к ее падениям, и что к  взлётам. Нужно  помнить, изучать жизнь и духовное наследие святых, таких как преподобный Сергий Радонежский, Серафим Саровский. Если мы не будем учиться у них, у героев на все века, являющих образ того, каким должен быть настоящий человек, выбор у нас отнимут, и нам  останется выбирать только между джихадом и гей-парадом.

Текст и фото Татьяны Снегиревой. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна. 14/08/2014.