Выксунская епархия

Вверх по лестнице, ведущей вниз

Вверх по лестнице, ведущей вниз

«Вверх по лестнице, ведущей вниз» - название романа американской писательницы Бел Кауфман. Кратко о его сюжете: молодая учительница пытается повлиять на умы и сердца учеников, по большей части равнодушных и безучастных к жизни, протекающей не только в стенах школы, но и вовне. Примерно в том же заключается суть деятельности тех, что хотят помочь алко- и наркозависимым людям. Не случайно руководитель реабилитационного процесса в общественной организации «Осознание» отец Валентин Марков, называя химическую зависимость «нехваткой в организме» Господа, утверждает, что духовная составляющая природы человека жаждет именно Его, заставляя двигаться даже в темноте, но вверх, к свету, к Богу.

Относительно недавно в эфире выксунского радио прозвучала передача на тему «Профилактика химической зависимости среди несовершеннолетних. Советы родителям».

Принявший в ней участие отец Валентин Марков говорил…


Об организации «Осознание»

- Она действует вот уже несколько лет, и основная ее задача в оказании помощи (в виде реабилитационного процесса) страдающим от употребления наркотиков и алкоголя. Для этого были организованы реабилитационные центры во Владимирской области, а также в Сосновском районе Павловской епархии. Параллельно мы занимались работой с созависимыми родственниками – мамами, женами этих людей, и активно участвовали в профилактике, то есть работе с теми молодыми людьми и детьми, которые еще не употребляют ни наркотики, ни алкоголь.

Практика показала, что следует смещать фокус внимания на профилактику, потому что процент «реабилитируемости», то есть «помогаемости» очень низкий. Почему? Из-за динамики повседневности: меняются как сами наркотики, так и степень «повреждения» потребляющих их. При этом от реабилитации мы не отказываемся, более того, берем буквально всех желающих, «окучиваем» их, чтобы не убегали. Нужно вытаскивать их из привычной среды обитания и, одновременно с программой реабилитации, предлагать им новую жизнь - под крышей Церкви. Нужно воцерковление, должно быть возвращение человека к духовным истокам.

Получается такое. На одной стороне – те, кто хочет выздороветь (таких немного) или выздоровел (их еще меньше) – очень сложно удержаться в трезвости! А на другой стороне – огромный раструб, засасывающий, как пылесос, в эту химическую зависимость… Мы в той ситуации, когда общество потребления диктует свои правила. Все, что хочешь, можно продать, потому и расширяются способы продвижения этого продукта (наркотиков). Молодеет категория, которой он предлагается. Подсадить детей несложно, им хочется все попробовать, испытать. И наша задача – идти туда с какой-то разъяснительной работой. Причем говорить не о том, что наркотики – это плохо, а о том, что не надо пробовать все подряд.

Еще момент – работа с семьей. Ребенок берет пример с тех, кто его окружает, в первую очередь с родителей. Допустим, будем мы говорить ребенку, что нельзя употреблять алкоголь, а семья у него ничего криминального в таком потреблении не видит. И тогда эффект может быть обратным: «раз папа пьет пиво, значит, мне тоже можно». Только вот папа пьет дома и норму свою знает. А ребенку в подъезде предложат неизвестно что. Обязательно надо говорить с родителями, но здесь мы часто встречаемся с непониманием: «а зачет нам вообще это знать, у нас все хорошо, не лезьте!».

О семье и ее функциях

- Часто спрашивают, работаем ли мы только с неблагополучными семьями или же со всеми. Сам термин «благополучие» достаточно скользок. В практической психологии выделяют семьи функциональные, то есть выполняющие свою функцию, и дисфункциональные. Функция семьи в объединении людей вокруг общих целей, а именно, собственно благополучия, воспитания детей и взросления родителей в принятии на себя большей ответственности, умудрения, и, конечно, оБожения (к сожалению, последнее сегодня достаточно редкой семьей учитывается в ее функциональной деятельности).

В дисфункциональной семье перечисленное, частично или же все в целом, не выполняется. Отношения жены и мужа – это одна часть семьи, вторая – отношения тех же людей, но уже как мамы и папы (по отношению к ребенку). Можно, например, быть неважной женой, но очень хорошей матерью. И наоборот. А все должно быть в равновесии, поскольку дисфункциональность семьи есть провокация возникновения химической зависимости у ребенка. Он пытается обратить на себя внимание, оттянуть на себя энергию в семье.  Ребенок консолидирует родителей в стремлении помочь ему… Например, в семьях, где родители дерутся, ребенок болеет. Причем он младше, тем больше он подвержен влиянию, исходящему от родителей как от мужа и жены. Надо следить за симптомами.

О важности доверия

- Бывает так, что родители следят за ребенком, думая, что их единственная задача внутри семьи в поддержании и воспитании его. И тогда отец замыкается на заработках, чтобы было чем кормить ребенка, мам полностью переключается на эмоциональную и физическую заботу о том же ребенке, но как муж и жена они теряют друг друга. Хочу подчеркнуть, что семья - это всегда муж, жена и ребенок, который у них появляется. И тогда они как муж и жена несут ответственность за данное им Богом дитя, становясь папой и мамой. То есть супружество и родительство есть две взаимосвязанные функции. Когда ребенок вырастает, ему не нужны папа и мама в той же степени, что и малышу. И  они обнаруживают, что объединял их лишь ребенок, а как муж и жена они давно чужие… Несколько иная ситуация, когда детей несколько. Но в каждом случае, когда семья своих функций не выполняет, велика вероятность того, что ребенок пострадает.

Причин может быть несколько, они комбинируются, и одной из причин может быть так называемый фон в семье. Ребенок нуждается в поддержке родителей, но она может быть оказана ими только тогда, когда они, папа и мама, одновременно являются полноценными мужем и женой. Иначе возможен такой феномен как коалиция, например, ребенок с отцом против матери, потому что отец хочет вернуть свою жену посредством обращения ее внимания на ребенка, а значит, и на себя… Эмоциональная поддержка здесь практически невозможна: родители говорят каждый свое, а ребенок старается извлечь из ситуации выгоду для себя. Нюансов множество.

Ребенок, не найдя надежной опоры в своей довольно шаткой семье, где он буквально балансирует, находит ее в определенной компании, где может быть принято употреблять конкретные вещества и придерживаться определенного типа поведения. Когда он начинает опираться на эту среду, родители бьют тревогу, но, как правило, их реакция запоздалая: ребенок уже фактически окреп в своем новом окружении, а к его новому типу поведения они не готовы. Зачастую бесполезно вести ребенка к психологу или тащить его за ухо в церковь. И только дойдя в таком своем состоянии до самого дна, он может вспомнить слова матери, сказанные ею когда-то…

То есть ситуация может измениться, в случае утраты доверия в семье, только по обретении ребенком какого-то личного опыта. Это из-за того, что  доверие утрачивается легко, а вот заслужить его трудно. Причем доверять ребенку родители должны, не злоупотребляя контролем, но став ему друзьями. У меня самого шесть детей, считаю, что они мне друзья, как и я им. Мне дал их Бог, и я должен их довести ровно до того момента, когда их можно будет отпустить.

О зависимости и созависимости

- Интересуются и тем, когда надо начинать говорить ребенку о возможных последствиях употребления химических веществ. Здесь четких рекомендаций нет.

Если мы видим, что ребенок тянется за шприцем, а такое может случиться и в 3-4-летнем возрасте, не имеет смысла говорить о вреде наркотиков. Зато можно сказать: «Не трогай шприц. Это смерть. Ты умрешь». Умирать не хочет никто, всем страшно. Плюс – ребенок верит страху родителей за него.

А годам к 5-6 можно уже сказать и о том, что бывают вещи, имеющие определенные последствия. Например, то, что ты сделал сегодня, может плохо сказаться на тебе завтра. Не надо ждать конкретного возраста, надо чувствовать. Задача родителей (или одна из функций семьи) - сделать так, чтобы ребенок, достигнув определенного возраста, оказался в стороне от соответствующих сообществ. Доверяя родителям, ребенок развивается по пути, ведущим мимо тех групп, которые употребляют наркотики. Важен и личный пример. Ребенок часто стремится быть похожим на отца, например, копируя его поведение, увлечения и т.п. Если папе интересен велосипед, скорее всего, им заинтересуется и сын. Если пиво, то… постепенно, поэтапно, ребенок может прийти туда, откуда сложно возвращаться. Точно также трудно вернуться от велосипеда, параплана и пр., но такая зависимость – здоровая. И лучше сформировать здоровую зависимость, нежели нездоровую. В этом и есть профилактика наркомании и алкоголизма.

Зависимости неизбежно сопутствует созависимость.

На мои лекции обычно приходит много родителей. А задаваемые ими вопросы сродни тому, как если бы они спросили: «Как нам остановить глобальное потепление?». Спрашивают, в частности, как заставить ребенка поехать в реабилитационный лагерь? то есть, уже так все запущено, что… Часто приходят родители детей, страдающих уже устойчивой зависимостью, и их приходится обучать совершенно новым шаблонам поведения. Можно ли называть их созависимыми? Да.

Созависимость возникает необязательно там, где есть химически зависимый, она может появиться на месте любых неправильных  детско-родительских отношений, когда мама или папа излишне строго контролируют своего ребенка, забывая о том, что он таковым в силу возраста уже и не является.  Созависимость очень выгодна химически зависимым. Созависимые жены находят зависимых мужей, созависимые матери формируют зависимость у сыновей и т.д.

Есть наркоманская группа «Баста», они сами – выздоравливающие наркоманы, и пишут довольно злые песни. Фраза из одной из них: «Мать-скульптор лепит меня из глины фобий и комплексов, чтобы на старость иметь про запас героя из комиксов». Конечно, истинное положение дел, возможно, и иное. Но обратим внимание на тот факт, что человек искренне считает: ему не просто не дают жить, его заставляют быть таким, каким он  быть не хочет, ему прививают какие-то страхи, комплексы, а для чего? Как он понимает, для того, чтобы маме стакан воды было кому под старость подать. Вот в этом - чистое проявление созависимости у стареющей матери, которая просто не дает ребенку вырваться во взрослость, опасаясь, что он уйдет, и некому будет позаботиться о ней. Она хочет быть ему нужной, «прикармливает», «приманипулирует» его к себе, чтобы он слишком далеко не отходил. Ее надо «отдирать» от него, несмотря на всю болезненность процесса. Но надо учить  такую маму отпустить ребенка и жить с папой, если он есть. И – с Богом.   

О Боге и о Его помощи

- Любая зависимость и созависимость - это некая форма обезбоженности. Это «нехватка в организме» Бога. И надо очень четко понимать, что духовная составляющая природы человека жаждет именно Бога. Она зовет его к Нему, зовет к абсолютному бытию, абсолютному счастью, абсолютному свету. Она как раз заставляет двигаться человека даже в темноте, но вверх, туда, где свет. Это так же, как растение, когда оно прорастает сквозь асфальт, пробивается, так и человек рвется к Богу. Но только плотская составляющая этой же природы очень часто под тягу к Богу подстраивается, и человек путается. Ему хочется Бога, но он заменяет Его другим – человеком, работой, веществом. В итоге получается, что тянет его к абсолюту дух, а материал он подбирает, что называется, под ногами. В итоге мы получаем личность, уже заряженную по принципу «маловато будет» (мало денег, мало счастья, мало здоровья и т.д.)… Так что человека надо учить понимать самого себя равно как и понимать духовно жизнь Православной Церкви. Восстановление именно духовного понимания есть основа работы реабилитационного центра. Разумеется, такие центы не имеют повсеместного распространения, зато практически в любом населенном пункте есть приход, куда человек может обратиться. На приходе человеку может помочь священник.

Мы рассуждаем так: прежде всего, нужно научить человека быть образованным в церковном плане для того, чтобы он мог грамотно воспользоваться помощью, находящейся в церковной среде.

Более подробная информация – на нашем сайте «osoznanie-narkotikam.net».

Заходите!


P.S. О том, что уже делается в Выксунской епархии для решения обсужденных выше проблем, в рамках радиоэфира рассказал руководитель епархиального отдела миссии и социального служения Сергей Матюгин:

- Если говорить о зависимых, то им, чтобы вернуться в нормальное состояние, в любом случае, следует пройти через реабилитацию. Для этого зависимых, живущих в Выксе, лучше увести куда-нибудь подальше от родных мест, например, в Сосновский район, где реабилитационный центр имеется. В Выксе такового нет, но здесь функционирует анонимная группа поддержки, в которой зависимые, находящиеся сегодня в трезвости, занимаются по программе «12 шагов».  Они собираются на базе отдела миссии и социального служения епархии на ул. Чкалова, д. 64 по понедельникам, средам и пятницам с 19.00. Такие встречи помогают им не срываться. Их около 35 человек.

Есть и группа созависимых: матери и жены зависимых собираются при кафедральном соборе Рождества Христова, где по воскресным дням совершаются молебны.

Кроме того, тот, кто нуждается в помощи, может позвонить по телефону 8-920-009-04-28 нашему сотруднику Александру. Он сам зависимый, сможет при необходимости проконсультировать.

Что касается профилактики, у нас на территории округа уже полтора года работает выставка «Человеческий потенциал России». Маем-2014 первый этап этого проекта заканчивается, выставка обошла все школы Выксы. Проект включает выставочный (40 баннеров) и лекционный комплексы. Лекции читают о. Валентин Марков и сотрудница Нижегородской митрополии Марина Дружкина. Оба они имеют большой опыт в психологии и педагогике. Проект нацелен не только на детей. По возможности в школах организовывались и встречи с родителями, родительские собрания и пр. Мониторинг, оценивающий результативность проекта, будет проведен управлением образования администрации округа Выкса в конце текущего года.


 Подготовила Татьяна Снегирева. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна.