Выксунская епархия

Среда 4-й седмицы Великого поста, 26 марта 2014г.

Среда 4-й седмицы Великого поста, 26 марта 2014г.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Главная цель нашего поста заключается в борьбе со своими страстями, а страсти – это духовная нечистота. В Царство Божие ничто нечистое не войдет. Здесь очень важной является борьба с гордостью. Это касается всех, а особенно монашествующих. Все имеют эту страсть. Очень важным средством в этой борьбе для ищущего спасения в монастыре является путь послушания, которое святые отцы называют восьмым таинством, так как послушание, данное ищущему спасения как заповедь, постоянно смиряет нашу гордыню.

В то же время нашу гордыню очень смиряет пост телесный. В пост можно часто услышать слова, что главное в этом посте борьба со злом внутри себя, удержание от зла, воздержание от чувств греховных.  Действительно, вредно для души если человек долгое время проводит, например, в интернете, за какими-то играми, или перед телевизором. Это гораздо тяжелее и вредней для души, чем если он съест растительного масла или кусок рыбы. С одной стороны это действительно так.

С другой стороны не случайно святые отцы и Святая Православная Церковь в своем Предании, в своем Уставе дает нам образец поста телесного. Устав Великого Поста как известно очень строгий. Почему? Дело в том, что гордость питает все страсти. Потому что любая страсть, когда она сильно действует на душу, на сердце человека, вводит его в состояние, скажем так, сильного самоощущения, сильной эйфории. И вот это сильное самоощущение возносит сердце человека, "льет воду" на мельницу его "Я". Это происходит естественно и закономерно.

 Мы читаем жития святых и знаем, какими они были большими постниками. Святитель Иларион Суздальский, основатель Свято-Успенской Флорищевой пустыни, монастыря нашей епархии, вкушал  просфоры и воду, и то не каждый день. А бывало и  неделями оставался без пищи. Многие и многие святые очень строго постились. И это было внутренней потребностью.

И вот пример из современной жизни. Может быть и не совсем современной. Это были 50-е годы ХХ, уже прошлого века. Есть такая книга, которая называется «В горах Кавказа». Написал ее монах Меркурий. Чтение ее может послужить даже побуждением к творению Иисусовой молитвы. Даже какие-то начальные шаги в делании этой молитвы там описываются, и искушения…  Повествователь этой книги вспоминает о девушке, которая была удивительным существом, очень чистым. Она закончила среднюю школу и работала продавцом. По дороге в общежитие, куда они спешили с подругой, по  предложению подруги она в первый раз вошла в церковь. Они поставили свечи перед иконой Николая Чудотворца и остались там на какое-то время. Она изумилась, поразилась красоте богослужения и поняла, что она вошла в родной дом. Чем-то родным, теплым, домашним повеяло… И, в то же время, это было величественно, глубоко, сильно. Подруга ее поторопила уходить, и она нехотя послушалась. Затем стала приходить в храм уже сама, с большой радостью, расспрашивая обо всем, что ее интересовало. И вот, она пришла, таким образом, к Богу. Приняла Таинство Крещения, в первый раз поисповедывалась. Когда она пришла к Богу, она поняла, что всю жизнь свою должна посвятить Ему. После наставления одного пожилого иеромонаха о Иисусовой молитве и монашестве она уезжает в Почаевскую лавру. Жила в штабеле ящиков, голодала, но каждый день приходила на службу. Вскоре она обратилась к старцу игумену с возникшим вопросом, касающимся  Иисусовой молитвы. Он, выслушав ее, понял, что она готова к монашеству, и постриг ее в мантию, а через пару месяцев в схиму, и послал в Сухумские горы на Атмкельское озеро. И вот она уходит в горы, находит незанятую келью и начинает пустынническое житие. Это были Хрущевские гонения, было очень опасно подвизаться в горах, потому что постоянно организовывались облавы. Подвижников, которых находили в горах, ждала участь очень незавидная. Они, как правило, подвергались административному наказанию, а кто-то и уголовному, потому как те люди, которые не имели официального места работы и прописки, считались нарушителями  закона и даже попадали в места лишения свободы.

Одну зиму келью ее так занесло снегом, что она четыре месяца питалась только зернами ячменя. Ее уже считали погибшей от холода и голода, но сильно изумились, когда весной она спустилась к келье у озера к монахиням, у которых можно было запастись провизией. Обычно все подвижники стекались к ним,  брали что нужно, а потом уходили. Так вот, когда ей стали давать продукты, она взяла только крупу, зерно и сухари. Подвижники, которые были в то время рядом, удивились: «Почему ты не ешь горячую пищу?». А она сказала: «Когда я начинаю есть вареную пищу,  сердце мое возносится». И сказано это было просто, как само собой разумеющееся, она думала, что со всеми происходит то же самое. Из краткого общения, в котором обсуждались вопросы духовной жизни и делания молитвы Иисусовой, подвижники поняли, что в свои 23 года монахиня, жившая здесь совсем недолго, стяжала такую благодать, которой не стяжали они за долгие годы .

Интересный факт!  Мы так тонко и глубоко себя не видим, но, когда вкушаем что-то приятное, сердце наше все равно развеселяется, у нас поднимается настроение. Это мы замечаем, и только.  А то, что сердце возносится, это мы не очень замечаем, потому что градус нашего возношения и так высок, мы к этому состоянию привыкли.  И, чтобы сломить рог этого возношения, нам предлагается пища постная, скудная. В  это время мы начинаем замечать, что чего-то нам не хватает. Замечаем, что и  настроение у нас неважное, пока  не поедим. Это говорит о том, что мы имеем душевно-плотское устроение, что духовного у нас очень и очень мало. Тяжело нам. И вот это тоже очень важно, потому что мы начинаем признавать свою немощь.

Казалось бы, мы не замечаем за собой, что подвержены унынию. Но, когда от нас что-то отрывают, случаются болезни, уходят надежды, опоры на мир рушатся, нам становится дискомфортно, и  уныние все-таки охватывает. Это значит, в нас есть пристрастие к миру, любовь к нему. Через отдаление от этих пристрастий  Господь учит нас не только познанию  своей немощи, но и познанию Его силы, учит прилепляться к Нему.

И так буквально во всех проявлениях нашей страстности. Наше сильное самоощущение происходит от гордости, от тщеславия и блудной страсти, чревоугодия, любостяжания, и так далее. 

Крестопоклонная неделя как неделя преполовения поста, когда мы в подвиге этом уже начинаем не то, чтобы изнемогать, но уже чувствуем утомление. Когда мы уже почувствовали некую тяжесть этой ноши поста, мы должны вспоминать, что Древо Крестное источает благодать Божию. Крест, который мы несем в борьбе с миром, нашими грехами и страстями, имеет две плоскости, вертикальную и горизонтальную. Одна говорит о том, что мы должны приложить все силы и идти до самой смерти за Господом, чтобы исполнить Его заповеди и возлюбить Его всем сердцем, всей душой, всем разумением, всей крепостью своей. Это вертикальная линию Креста.  И вторая, горизонтальная - возлюбить ближнего, как самого себя. И в этом смысле мы как бы должны обнять всех, поместить всех в свое сердце. Нам сложно полюбить каждого, но относиться хотя бы с терпением, хотя бы не осуждать, не клеветать, не говорить того, чего не знаем, не держать помыслов подозрительных и уничижительных в отношении ближних наших – это очень важно. Этим самым мы проявим свою любовь и терпение к тем, кто рядом с нами.

Это важно, потому что приходится сталкиваться нередко с тем, что два-три человека, которые делают одно дело (неважно, в монастыре ли, братья ли священники в одном храме служат, семья), живут в одном доме, не имеют мира между собой. Нет ощущения, что это одно целое – семья, сестричество или братство. Иногда даже диву даешься: ну как так, нас так мало, нам столько вместе нужно сделать, мы так нуждаемся в опоре и поддержке друг друга и, тем не менее, мы умудряемся ссориться, подозревать друг друга, клеветать друг на друга. И  нам неприятно друг друга видеть. Вот это самое ужасное. Господь нас этому не учил.

Поэтому будем стараться с терпением относиться к тем, кто рядом с нами и стараться молиться за них. Что говорят нам по этому поводу святые? Если в отношении кого-то в сердце нашем появляется недолжное устроение: осуждение, неприязнь или обида – мы должны постараться за этого человека каждый день молиться, усердно молиться, с земными поклонами, так, чтобы Господь его спас и помиловал. И это нужно не столько этому человеку, сколько нам самим. Потому что, таким образом, размягчается наше сердце. И Господь, видя наши старания, по словам Оптинских старцев, даже если нет в нашем сердце любви, вложит в него дар любви. Потому что Бог – это любовь. Как и смирение, как и видение своих грехов, как и удаление от нас духа праздности, уныния, нестяжания, празднословия – все это дает Господь за труд наш и смирение.

И поэтому, взирая на Крест Христов, будем помнить, что в основе нашего крестоношения должны лежать труд и смирение. Все это ради Господа, ради любви к ближним нашим и, конечно, ради очищения своего сердца. Потому что только чистый сердцем узрит Бога. А, по словам Исаака Сирина, тот, кто не соединится с Богом здесь, тот не соединится с ним и там. Аминь.

Подготовила Татьяна Снегирева. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна.