Выксунская епархия

Неделя 22-я по Пятидесятнице, о милосердном самарянине, 24 ноября 2013г.

 Неделя 22-я по Пятидесятнице, о милосердном самарянине, 24 ноября 2013г.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Всечестные отцы, братья и сестры!

День сегодня необычный, хочется поздравить новоиспеченного иерея Михаила с его личной Пятидесятницей. Так получилось, что второй день подряд у нас совершается хиротония, вчера это произошло во Флорищевой путыни, и я желал священнику много того, что необходимо ему иметь наряду с дарами благодати Святого Духа, которыми Господь с избытком наделяет немощного человека – таковыми мы все являемся. Также я желал ему стяжать все добродетели, необходимые священнику, вести паству, народ Божий в Царство Божие. Можно объяснить людям только то, что сам познал; можно вести их только тогда, когда сам знаешь, куда идти. Поэтому мы, и миряне, и духовенство, все время учимся жить правильно, жить по Христу. Человеческая сущность изменчива, постоянно нужно себя возвращать к самому главному, для чего живет человек, к тому, что включает в себя христианское мировоззрение. Оно помогает человеку ответить на самый важный вопрос в жизни: кто я? Для чего я живу на свете? Что меня ожидает после смерти, и что такое смерть вообще?

 Сегодня читалось Евангелие о милосердном самарянине. В нём речь идёт о главном для нас. Все мы живем в атмосфере, о которой предупреждал апостол Павел, когда по причине умножения беззакония во многих охладевает любовь. Мы это чувствуем. Происходит отделизация (есть такой термин) общества. Каждый отдельно живет, обособленно. И кажется, что человек действительно может жить ни с кем особенно не общаясь. Но постепенно он начинает чувствовать, что в сердце его образуется вакуум. Ему становится тяжело, когда у него нет потребности делиться с кем-то, любить кого-то. Одновременно он ощущает недостаток любви по отношению к себе. Проблема любить по-настоящему, так, как заповедовал Господь, она есть, конечно, у всех. Когда законник спросил у Господа нашего Иисуса Христа, какая заповедь наиболее важна? Заповедь всем сердцем, всем помышлением, всей крепостью своей любить Господа, и ближнего своего возлюбить, как самого себя. Тогда законник спросил, а кто есть ближний? И Господь объяснил, как это он всегда делал, в такой понятной, просто притче. Иногда ближними мы считаем тех, с кем нам приятно общаться, людей, близких нам по мировоззрению, по складу, ещё по каким-то причинам. И часто эта любовь является нашим скрытым эгоизмом, потому что, чаще всего, в них мы видим себя, потому что нам от общения с ними приходит радость. Но часто бывает и так, что, как говорят, от любви до ненависти один шаг… И вот Господь очень хорошо показал, что ближний – это не тот, кто является соплеменником твоим, не тот, кто одного с тобой этноса, культурного кода. Ближний не тот, кто одинаково с тобой мыслит. Не тот, кто должен тебе помочь, потому что, например, является священником или диаконом, но не помог. Кто же ближний? Тот, кто оказал милость. Этот ближний может быть кем угодно: язычником, мусульманином, буддистом, просто не верующим. Но при этом стать единственным человеком, оказавшим помощь. Ты мог быть избитым или, например, замерзающим зимой, а этот человек, молча, без всяких предисловий и красивых фраз, взял и помог, нес на себе, и так далее… Вот это сделал самарянин. Нужно понимать, что есть самарянин. Он стоял на одном уровне с язычниками. В Ветхом Завете язычников не считали за людей, презирали. И вот самарянин оказал помощь. Кого спасенный человек в данный момент любил больше всех? Конечно самарянина. Часто бывает, что мы готовы оказывать любовь всем, готовы обнять весь мир – бывают такие состояния, когда каждый нам кажется хорошим и мы всех любим. Но, когда дело касается конкретного человека в конкретно эту, а не следующую минуту, у нас почему-то нет ни сил, ни возможности, ни желания помочь. Что же происходит? Мы сразу становимся тугодумами, у нас появляются какие-то дела, смешиваются наши эгоизм и лень, косность нашего сердца. Здесь чувствуются вражьи прилоги, потому что он ненавидит людей, не хочет, чтобы мы друг другу помогали.

Об этом писал ещё Достоевский в «Братьях Карамазовых», заметив, что человек готов абстрактно любить всех на свете, а конкретного человека, который рядом, которому нужна помощь, не получается, есть какие-то непреодолимые препятствия. Или лицо у него не возбуждающего жалости, не выражающее того, что должно быть в нашем понимании? Как будто он не достоин того, чтобы получить помощь… И ведь мы даже можем ненавидеть люто человека из-за того, например, что он все время кашляет. Даже бывает так, что два хороших человека живут вместе, но долго жить они не могут, потому что буквально все друг в друге начинает их раздражать. Такое встречается и у семейных людей, между мужем и женой, когда они долго находятся вместе в одной квартире, комнате, – часто люди в стесненных условиях живут! Вот что происходит с нами…

Но мы все, христиане, должны понимать и осознавать, каждый день стремиться к тому, чтобы, забывая себя, часть своей жизни, часть энергии своей души отдавать другим людям, как бы это ни было трудно. Именно когда трудно нужно это делать, об этом говорили еще Оптинские старцы: делай дела любви хотя бы без любви, и Господь, видя твое стремление, вложит в сердце твое любовь. Нет у нас таких сил, такой благодати, которая бы нас сразу преобразила. Все добродетели достигаются через труд. Это непреложный закон жизни, такова этика православия. И если мы стараемся так делать, обязательно плод принесем. Мы делаем мало… Паисий Афонский говорил, что мы делаем ноль. Но, когда мы стараемся, Господь, видя это, добавляет к нашему нулю единичку. Получается уже немало. Есть ещё и такое высказывание: сделай, что можешь, и ещё немного. Тогда и придет благодать Божия, и преобразит наше стремление в великую добродетель любви, которую ждут от нас люди.

Вот и от тебя, батюшка, люди, твоя паства, ждут этой добродетели. Это не значит, что ты как добрый человек должен гладить всех по головке. Понятно, что с любовью надо сочетать строгость. Настоящая любовь не может не быть иногда строгой, какой и бывает родительская любовь к детям. Поэтому, с одной стороны, должна быть любовь и снисхождение к немощи человеческой, с другой – строгость, чтобы человек не оправдывал себя в своих грехах. Очень важно стяжать то, о чем говорит надпись на обратной стороне наперсного креста: «Образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою». И, конечно, очень важно совершать Божественную литургию. Она Богом дается человеку, который искренне стоит перед Престолом, осознавая свои недостоинства. Старайся проповедовать чаще и своими словами. Пусть проповедь будет простой и недолгой, но это будут твои мысли, твое понимание и осознание того места Евангелия или жития святого отца, которое ты прочитал. Старайся предстоять перед Богом за народ и никогда не упускай возможности молиться за тех, о ком тебя попросили в записочках о здравии, об упокоении – молись за этих людей подольше. Когда ты читаешь помянники, нужно быть внимательным даже к запятым в них, осознавая, что молясь за человека, ты предстоишь за него перед Богом.

Многое предстоит тебе познать, дай Бог, чтобы Господь тебя вразумил. Нужно помнить, что священство – это добровольное мученичество. Нужно понимать, что те слова, что звучат в тропаре, когда тебя водят вокруг престола, напрямую относятся к тебе. Мы просим святых мучеников, чтобы они своими молитвами поддержали тебя на твоем нелегком пути. Сложно понять суть добровольного мученичества священника. Понимаешь, что есть мученики-исповедники Российской земли, понятно, что люди страдали, осуждались на тяжкие работы, умирали от голода, холода, страшных изнурительных допросов, от бесчеловечных условий содержания… Сейчас, казалось бы, не то время, однако постепенно все осознаешь. Господь будет укреплять тебя сначала, а потом даст тот крест, что сейчас только еще показан тебе. Поэтому дай Бог тебе донести его до конца, чтобы ты мог сказать перед Богом: Вот я, и дети мои, которых дал мне Господь. Аминь.

Подготовила Татьяна Снегирева. При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Выксунской епархии обязательна.